17 июля 2018
Москва: 03:15
Лондон: 01:15

Консульские вопросы:  
+44 (0) 203 668 7474  
info@rusemb.org.uk  

 

СТАТЬИ ПОСЛА

25.07.2012

Британский «срез» внешней политики современной России («Международная жизнь»№ 6-2012) - Яковенко Александр Владимирович

В основу статьи положены тезисы выступления в Королевском институте объединенных служб (RUSI) в Лондоне 4 мая 2012 г.  

Внешняя политика России, определяемая Президентом Российской Федерации, осуществляется на основе Концепции внешней политики (последняя редакция - 2008 г.). Концепция формулирует следующие основные цели внешнеполитической деятельности, сверхзадачей которой является содействие внешнеполитическими средствами внутреннему развитию страны. Так было при Петре I, при Александре II, так ставится вопрос и сейчас. 

Прежде всего, речь идет о создании благоприятных условий для модернизации нашей экономики и общественной жизни в целом - по сути, главной задачи президентства Д.А.Медведева, сохраняющей свое значение и при Президенте В.В.Путине. Это следует из инаугурационной речи В.В.Путина, его указа от 7 мая 2012 года «О мерах по реализации внешнеполитического курса Российской Федерации», статьи «Россия и меняющийся мир» от 27 февраля. Речь идет о повышении конкурентоспособности страны, преодолении зависимости от экспорта природных ресурсов, создании действительно современной, «умной» экономики, работающей на благо всей страны и отдельно взятого человека. За последние годы мы достигли немалого прогресса на этом направлении. Ведем целенаправленную политику по стимулированию инноваций (Сколково, например), оздоровлению делового и инвестиционного климата, снижению бюрократической нагрузки на бизнес. Осуществляются масштабные инвестиции в прикладную науку, включая меры по возвращению в страну ранее уехавших из нее специалистов. Меняется миграционная политика, в которой совмещаются стимулирование привлечения высококвалифицированных специалистов и упорядочение набора низкоквалифицированной рабочей силы.  

Модернизация экономики - не самоцель, а средство повышения благосостояния наших граждан. Поэтому власти уделяют самое серьезное внимание развитию социальной сферы. Серьезные реформы осуществляются в сфере образования, которое разворачивается лицом к актуальным нуждам экономики и общества и в котором внедряются элементы рыночной конкуренции образовательных учреждений за студентов. Благодаря крупным вложениям в здравоохранение и совершенствованию системы медицинского страхования граждане получают доступ к самым современным технологиям, причем это касается не только крупных городов, а всей территории страны. Благодаря мерам по поддержке материнства и детства мы преодолели отрицательную тенденцию и добились резкого повышения рождаемости. Удалось достичь и существенного повышения пенсий и других социальных выплат.  

Модернизируется и система государственного управления. События вокруг выборов президента, а ранее - депутатов Государственной Думы продемонстрировали зрелось гражданского общества, «нормальность» нашей страны. Это позволило приступить к серьезным преобразованиям, направленным на демократизацию политической системы. Возвращаются прямые выборы губернаторов в регионах, резко упрощается порядок регистрации политических партий и условия для их участия в выборах всех уровней. Продолжается реформирование вооруженных сил, которые оснащаются современным вооружением и планомерно переходят на профессиональную основу. Глубокие перемены осуществляются в деятельности полиции. Все это создает реальную основу для уверенности в своих силах, что повышает доверие к России вовне, равно как и ее качества как международного партнера. И когда нам говорят, что миру нужна сильная, уверенная в себе Россия, то именно к этому мы и стремимся.  

И всего этого нам удалось достичь, несмотря на глобальный экономический кризис. Конечно, во многом эти успехи стали возможными благодаря высоким ценам на российские энергоресурсы. Но в не меньшей степени это заслуга ответственного правительства, грамотно распоряжающегося имеющимися денежными средствами и выстраивающего эффективную государственную машину, не поддаваясь дешевым популистским искушениям.  

Конечно, у России остается масса проблем. Это и коррупция, и недобросовестная бизнес-практика, и преступность. Главное - что мы честно говорим о них, что в обществе ведется активная дискуссия о путях их решения и что государство не отворачивается, а, напротив, всецело заинтересовано в преодолении имеющихся негативных сторон нашей жизни вместе со всеми здоровыми силами общества.  

В этом смысле Россия - действительно «нормальная» страна, и мы хотим, чтобы в мире нас воспринимали именно такой. Отсюда и ключевые установки нашей внешней политики. Мы открыты к сотрудничеству со всеми, без идеологических и иных предрассудков, которые попросту неуместны 20 лет спустя после окончания холодной войны. Мы готовы к честному обсуждению любых мировых и региональных проблем, без запретных тем. И мы рассчитываем на такой же подход наших международных партнеров.  

К сожалению, многие в мире, и особенно на Западе (Великобритания не исключение), продолжают воспринимать нас через призму идеологических императивов холодной войны. Мы же давно преодолели это наследие. Более того, убеждены, что настало время в международных отношениях подвести черту и под периодом после холодной войны, как внутри страны - под постсоветским этапом нашего развития. Сегодня есть шанс, по сути, открыть новую страницу в отношениях России с внешним миром. Для этого необходима открытость и взаимное доверие. Россия к такому сотрудничеству готова. 

Главное - чтобы все участники международных отношений осознали, что мир изменился. Сегодня невозможно вести внешнюю политику ни на основе черно-белых представлений холодной войны, ни отталкиваясь от утопии «конца истории», всеобщей победы западной демократии и либерального капитализма. Не будем забывать, что «окончательное» устройство человека и общества планировал Томас Мор - при всех его христианских убеждениях, а также большевики, взявшиеся всерьез реализовать на практике один из продуктов европейской либеральной политической мысли. На наших глазах формируется полицентричная мировая система. Те страны, которые не смогут вписаться в ее функционирование и будут жить стереотипами прошлого, окажутся на обочине мирового развития.  

В решении практических международных проблем многополярная система означает невозможность работать на основе жестких блоковых подходов. Следует выстраивать сетевую дипломатию, когда каждый вопрос обсуждается и решается в том или ином формате с учетом интересов соответствующих государств и групп стран. Конечно, эти интересы должны быть обоснованы и понятны другим игрокам. Тогда разногласия по одному вопросу не будут мешать продвижению вперед по другим проблемам - в этом мы видим залог поступательного движения в мировых делах. Кажется, в данном отношении наши подходы совпадают с анализом коалиционного кабинета Д.Кэмерона, что уже немало. 

Отрадно, что нынешнее правительство Великобритании в целом разделяет и настрой на прагматизм во внешней политике. Если говорить о российско-британском взаимодействии на мировой арене, то мы ощущаем стремление Лондона пусть медленно и осторожно, но все же последовательно выстраивать сотрудничество на тех направлениях, где наши интересы совпадают, не позволяя имеющимся разногласиям, включая «раздражители», унаследованные от прежних правительств, тормозить движение вперед. 

Нелишне вспомнить о языке бизнеса как универсальном средстве общения: его понимают все, а теперь и в России. Мы только учимся у наших западных и иных партнеров твердо, без сантиментов, отстаивать свои понятные, законные национальные интересы. Как отмечал Президент В.В.Путин, на это у нас есть и моральное право. Не спорю, что это новое в роли российского фактора евроатлантической и глобальной политики. Но это настраивает нас на одну волну со всеми - будь то исторический Запад, БРИКС или постсоветское пространство, где мы пытаемся развивать торгово-экономические интеграционные процессы европейского образца в рамках проекта Единого экономического пространства, а затем и Евразийского экономического союза. И к этому надо привыкать. Тем более что именно в этом надежная гарантия предсказуемости поведения России в мировых делах.  

И действительно, у России и Великобритании немало общих интересов. Они основаны в первую очередь на статусе постоянных членов Совета Безопасности ООН - государств, несущих особую ответственность за поддержание международного мира и безопасности. Россия и Британия являются членами «восьмерки», «двадцатки», Совета Европы и ОБСЕ, Международного валютного фонда и Всемирного банка, многочисленных специализированных учреждений ООН. В скором времени к этому списку добавится ВТО. Отсюда - постоянный диалог по проблемам международной безопасности, разоружению, противодействию терроризму и другим видам международной преступности, по правам человека, где, кстати, как оказалось, есть основа для взаимности, в том числе как следствие издержек «войны с террором», по международно-правовым вопросам, мировым экономическим проблемам. Работаем с британскими партнерами и на двусторонней основе путем проведения консультаций между внешнеполитическими ведомствами, и в различных многосторонних форматах. 

Важный элемент нашего внешнеполитического диалога - урегулирование региональных конфликтов. Россия является участником многочисленных переговорных форматов - «квартета» международных посредников по ближневосточному урегулированию, «шестерки» посредников по Ирану, шестисторонних переговоров по ядерной проблеме Корейского полуострова, Руководящего комитета Совета по выполнению мирного соглашения по Боснии и Герцеговине, Женевских дискуссий по безопасности и стабильности в Закавказье, Минской группы ОБСЕ по урегулированию нагорно-карабахского конфликта и многих других. В ряде них участвует и Великобритания. В других - британская позиция доводится до партнеров через участие представителей Европейского союза. Мы ценим постоянное взаимодействие с Лондоном по соответствующим вопросам.  

Примером успешного сопряжения усилий является ситуация в Афганистане, где, несмотря на весь накопленный десятилетиями негатив в отношениях нашей страны с НАТО, налажена эффективная система практического и прагматического взаимодействия России с Международными силами содействия безопасности. Со своей стороны намерены это сотрудничество продолжать. Рассчитываем, что и наши партнеры будут действовать с учетом данного им Советом Безопасности ООН мандата, который предполагает не только право на размещение воинских контингентов, но и ответственность перед международным сообществом за результаты этой миссии.  

Конечно, между нами есть и серьезные разногласия. Среди них - подход к трансформационным процессам в арабском мире. Россия полностью поддерживает стремление народов к лучшей жизни, к демократизации политической системы. Однако глубокие преобразования редко проходят гладко и беспроблемно. Эволюция и компромиссы - вернейший залог общественного согласия и умеренной политики. Собственно, таковы уроки европейской истории, ее религиозных войн, революций, нацизма и авторитаризма, политики силы и контроля. Разве не с этих позиций умудренности историческим опытом, дорого оплаченным, мы должны подходить и к «арабской весне»? По крайней мере, мы, в России, еще помним, что значит революция и гражданская война. Поэтому Россия последовательно выступает за эволюционный, а не революционный путь, за выработку соответствующих решений в результате мирного политического процесса, который должен быть делом народов заинтересованных стран. Важно, чтобы все внешние игроки уважали выбор самих народов, не навязывали им извне свои рецепты, поощряли все политические силы к поиску национального согласия, а не подстрекали к отказу от диалога и тем более к насилию.  

Еще одна «больная» для нас тема, также связанная с НАТО, - противоракетная оборона. Как известно, в период холодной войны взаимное  ограничение систем ПРО СССР и США играло решающую роль в поддержании стратегической стабильности. Конечно, в известном смысле это мышление сегодня устарело. Но в военном планировании важны не намерения, а потенциалы. И стремление США вместе со своими союзниками обеспечить себе, по сути, абсолютную безопасность означает на практике абсолютную уязвимость всех других государств. Мы с этим согласиться не можем, да и нашим партнерам стоит понять, что абсолютная безопасность - иллюзия, причем опасная. Хотел бы напомнить важный тезис блестящей книги Г.Киссинджера «Дипломатия», вышедшей в 1994 году. Анализируя причины скатывания Европы к катастрофе Первой мировой войны (а они многообразны, включая кризис европейского общества в целом), он указывал на отсутствие у объединенной Бисмарком Германии, по сути, Большой Пруссии, политической культуры умеренности, что и побуждало Берлин стремиться к абсолютной безопасности, то есть за счет безопасности всех других государств Европы. 

Главное же, что нас беспокоит, это упорное нежелание США и НАТО дать правовые и технические гарантии ненаправленности будущей системы ПРО против российского ядерного потенциала, гарантии, которые подлежали бы проверке на основе четких военно-технических критериев. Хотел бы прямо сказать: сегодня мы рассматриваем ситуацию вокруг ПРО в качестве важнейшей проверки на прочность и искренность в наших отношениях с НАТО. Без подвижек по ПРО будет сложно говорить о каком-либо взаимном доверии в стратегических вопросах. 

Теперь о двусторонних отношениях между Россией и Великобританией. С удовлетворением отмечаю насыщенность российско-британской двусторонней повестки дня. Связываю это во многом с трезво-прагматичным и взаимоуважительным подходом коалиционного правительства к выстраиванию отношений с Россией. К настоящему времени Москвой и Лондоном выполнен значительный объем работы по восстановлению нашего политического диалога, оздоровлению всего комплекса наших отношений. 

Официальный визит премьер-министра Д.Кэмерона в Россию в сентябре 2011 года стал важным этапом на пути решения имеющихся проблем и закрепил тенденцию к поступательному развитию сотрудничества. Договоренности, достигнутые тогда по итогам переговоров с  Д.А.Медведевым и В.В.Путиным, заложили основу для выхода на полноценное, конструктивное партнерство. 

Регулярный характер приобрел диалог между С.В.Лавровым и У.Хейгом. В плотном контакте с Форин оффисом готовился очередной визит британского министра иностранных дел в Россию, который состоялся 28 мая 2012 года. Наращивается интенсивность межмидовских, межпарламентских и межведомственных контактов, гармонично дополняющих собой набирающий обороты диалог между гражданскими обществами и взаимодействие в области культуры. В Москве наши министры подписали согласованный сторонами план межмидовских консультаций на 2012 год, который уже реализуется.  

Великобритания является одним из ведущих торгово-инвестиционных партнеров России. Более 600 компаний из Великобритании работают в России, которые представляют все сектора экономики - от энергетики и высокотехнологичных производств до различных видов профессиональных услуг в области финансов, права, торговли, недвижимости и др. Вижу на данном направлении значительные резервы для роста. Так, к примеру, число германских компаний, работающих в России, превышает 6 тысяч. 

Серьезное сдерживающее влияние на весь спектр наших двусторонних отношений оказывает визовый вопрос. Российская сторона неоднократно заявляла, что готова существенным образом упростить визовый режим для британских граждан. Отмечаю весомый прогресс в рамках соответствующих переговоров между Россией и Евросоюзом. Есть конкретный промежуточный результат - согласована «дорожная карта», после реализации которой имеем в виду выйти на подписание соглашения об отмене виз. В то же время британская сторона пока демонстрирует неготовность к модернизации и приведению существующего визового режима между нашими странами в соответствие с требованиями времени. На издержки такой ситуации справедливо указывают и представители британского бизнеса. Нам известны соответствующие британские внутриполитические императивы. Но любая иммиграционная политика, чтобы быть эффективной, должна быть реалистичной. 

Визовая проблема стоит весьма остро. Из-за задержек в выдаче британских виз срываются запланированные визиты, тормозятся научные, культурные, образовательные обмены. Приведу сравнительно свежий пример. В апреле по этой причине не смог принять участие в Международном Шекспировском фестивале праправнук великого русского писателя Л.Н.Толстого, директор музея-усадьбы «Ясная поляна» В.И.Толстой. 

 

Исключительно глубоки наши культурные связи. В целом можно сказать, что взаимное притяжение в данной сфере всегда было стабилизирующим фактором в отношениях двух государств. Успешно проходят гастроли российских коллективов - и таких мировых флагманов классического искусства, как Большой и Мариинский театры, и современных коллективов, например недавно выступавшего в Лондоне Балета Бориса Эйфмана. 

Одним из документов, принятых лидерами наших стран во время визита премьер-министра Д.Кэмерона в Москву в сентябре, стало совместное заявление по культуре. В нем закреплены крупные проекты, осуществление которых запланировано на ближайший период. Оно также призвано дать дополнительный импульс и другим инициативам в этой области. 

Здесь проходят ежегодные русские культурные мероприятия, такие как  праздник «Русская масленица» на Трафальгарской площади и ноябрьский Фестиваль российского кино. Надеюсь, что в недалеком будущем у нас появится законное право говорить о полноценных «русских культурных сезонах» в Великобритании. Тем более что в целом российская публика все же знает британскую культуру лучше, чем британское общество - российскую. 

Но ситуация в этой области нашего общения меняется в лучшую сторону. В прошлом году Би-би-си осуществила радиопостановку романа Василия Гроссмана «Жизнь и судьба», которая вызвала широкий заинтересованный отклик у британцев. Одновременно труппа Национального театра в Лондоне поставила пьесу современного британского драматурга Джона Ходжа «Сотрудники», которая, отталкиваясь от художественно домысливаемых отношений между И.Сталиным и М.Булгаковым, дает глубокую трактовку темы конформизма и его разрушительных последствий для личности и общества. Таким образом, предметом интереса в Великобритании становится наш исторический опыт ХХ века и его художественное преломление. 

Убежден, что иначе и не может быть между двумя величайшими культурными державами, каковыми являются Россия и Великобритания. Здесь исключены антагонизмы и разделительные линии, поскольку речь идет о вкладе в общее духовное наследие человечества, которое не имеет национальных границ. На этом поле наши народы соприкоснулись с вечностью. Если брать Великобританию, то это прежде всего В.Шекспир. Для России это вся великая русская литература XIX века, но прежде всего фигура Ф.М.Достоевского, которым, по словам Н.Бердяева, «русский народ оправдает свое бытие в мире»1. Прослеживается и другая взаимозависимость. Наша литература приняла эстафету у английской и в целом западноевропейской, когда та перестала черпать вдохновение в христианских ценностях. Неслучайно в мае этого года на британские экраны вышел фильм А.Сокурова «Фауст» (по рецензии «Файнэншл таймс», «сумасшедший, дикий и провидческий»), продолжающий творческую разработку того мироощущения, которое О.Шпенглер охарактеризовал как фаустовское. Фильм вызвал очень высокие оценки критики, что редко для неанглоязычного кино.  Популярный автор Джефф Дайер издал книгу «Зона», посвященную фильму А.Тарковского «Сталкер», магия и правда которого не переставали волновать автора с тех пор, как он впервые его посмотрел более 30 лет назад. 

В более широком плане мы продолжали за всю Европу задаваться «вечными вопросами» тогда, когда, как считает Брэд Грегори2, Европа перестала ими мучиться и «занялась шопингом». Именно поэтому русская литература и философская мысль, начиная с Ф.И.Тютчева и Ф.М.Достоевского и заканчивая П.Сорокиным, обрела тонкий исторический слух, оказавшись в состоянии предсказывать все трагедии послереволюционной Европы, запущенные катастрофой Первой мировой, и в их числе нынешний системный кризис, видя первопричину в забвении духовно-нравственной природы человека в обществе всеобщего потребления. 

Как отмечал С.В.Лавров в своем выступлении в ходе  дискуссии на прошлогодней Ассамблее Совета по внешней и оборонной политике на тему русской культурной матрицы, «история - это реализация конкретного культурного типа, реализация мироощущения». Взаимодействие культуры и истории - одна из наиболее плодотворных тем нашего двустороннего дискурса, прямого и заочного, на нынешнем переломном этапе мирового развития, да и в контексте проводимого Года российской истории. Отставив идеологию прошлой эпохи, Россия пусть и не сразу, но вышла на тот путь, который позволяет трезво оценить новые реалии и место страны в современном мире. 

Нынешний глобальный кризис подтолкнул в этом же направлении и британцев, которые, к примеру, осмысливают такое важнейшее явление своей истории, как Британская империя. Такова книга современного консервативного историка Н.Фергюсона «Империя», где он анализирует истоки и значение имперского строительства для судеб Великобритании, включая то обстоятельство, что империя явилась коллективным, сплачивающим проектом для всех составных частей Великобритании, включая Англию и Шотландию. Один из ведущих политобозревателей Би-би-си Джереми Паксмен в книге на ту же тему задается более прозаическим вопросом: «Что правление миром сделало с британцами?» То есть все это о «цене империи», о том, каковы последствия этого исторического опыта для современности, включая остаточное ощущение отдельности и самодостаточности, которое мешает британцам вполне осознать себя частью Европы и ее судьбы.  

Налицо то, что я назвал бы интеллектуально-духовной конвергенцией, предполагающей коллективное осмысление фундаментальных вопросов человеческого бытия и общественного развития на основе общего опыта европейской цивилизации, включая как распад Советского Союза, так и нынешний глобальный финансово-экономический кризис, имеющий явное  западное происхождение. Свидетельством содержательной конвергенции, сопоставимости задач внутреннего развития, которые приходится решать нашим странам, является и то, что правозащитная проблематика, хотя соответствующие вопросы могут стоять по-разному, становится предметом заинтересованного двустороннего диалога с участием институтов гражданского общества. Упомяну лишь недавние доклад и встречи, состоявшиеся в Лондоне у Уполномоченного МИД России по вопросам прав человека, демократии и верховенства права К.К.Долгова. 

Директор «мозгового центра» «Демос» Дэвид Гудхарт квалифицирует нынешнюю ситуацию в Европе как «постлиберальную»3. Независимо от того, какой смысл вкладывать в это понятие, очевидно, что проблемы Европы должны решаться в рамках всей европейской семьи, того, что Президент В.В.Путин назвал в своей февральской статье «Союзом Европы». Ведь можно судить о закате эры силовой политики. На первый план для всех государств выходят вопросы развития. Теперь никого не приходится убеждать в том, что развитие - отнюдь не линейный процесс и его поступательный характер никогда не гарантирован. Именно императивы развития как ключевого внешнеполитического ресурса лежат в основе системы приоритетов российской дипломатии, как они изложены президентом в его инаугурационной речи и указе от 7 мая. 

Исторические пути неисповедимы, свидетельство чему дает история и российско-британских взаимоотношений. Несмотря на длительный опыт соперничества в международных делах, породившего устойчивые стереотипы и предрассудки, наши страны оказывались союзниками на переломных моментах развития Европы и мира. Так было в борьбе с диктатом наполеоновской Франции, так было в обе мировые войны в ХХ веке. Наверное, это говорит о многом. 

О том, что случайность - не историческая категория, может свидетельствовать тот малоизвестный факт, что в свое время Иван Грозный обращался к Елизавете I с просьбой предоставить ему убежище, если он будет «вынужден покинуть Русь по тайному ли заговору, по внешней ли вражде»4. Такое обещание было дано и впоследствии не раз подтверждалось королевой в переписке с царем. Кто бы мог подумать, что в совершенно иных исторических условиях нужда в таком гостеприимстве на британской земле может стать необходимостью. К сожалению, когда А.Ф.Керенский предложил британской стороне принять царскую семью, вопрос о таком гуманитарном жесте уже не мог решаться в рамках династических отношений. 

Блестящая книга Доминика Ливена «Россия против Наполеона» с огромной убедительностью показывает, что петровская модернизация России была коллективным, общеевропейским, с солидным британским участием, проектом, отражавшим потребности исторического и политического развития Европы. Обновленная Россия пригодилась в ту эпоху, как и впоследствии, когда надо было сорвать план Шлиффена в августе 1914 года и спасти Европу от нацистского варварства во Вторую мировую. Эта книга выходит у нас в переводе на русский язык. 

Живым свидетельством союзнических отношений, когда стратегические национальные интересы наших стран совпадали, являются ветераны Северных конвоев, которых российская сторона в этом году приняла решение наградить медалью Ушакова. Об этом говорят и мемориальные мероприятия, ежегодно проводимые 9 мая на территории Великобритании. Число участвующих в них граждан и организаций неуклонно растет. В этом году в них приняли участие герцог Эдинбургский и герцог Глостерский, а королева Елизавета II направила свое приветствие  участникам  церемонии на борту превращенного в плавучий музей эсминца «Белфаст», участвовавшего в проводке Северных конвоев. Ранее на этом эсминце были установлены новые мачты, произведенные на верфи в Санкт-Петербурге из российской стали. Все это говорит об огромном потенциале взаимопонимания и доброй воли, который существует в отношениях между народами наших стран. И одна из главных задач - раскрыть его на уровне наших политических отношений, перенести в плоскость конкретных дел в сфере взаимодействия в европейской и глобальной политике. 

 

Ее решать помогают в том числе информационные технологии, которые демократизируют медийное пространство. Пала монополия традиционных СМИ. Через свой сайт посольство в состоянии - без внешней цензуры, согласований и разрешений - выступать на этом поле на равных с другими игроками, участвовать в дискурсе по всему спектру актуальных тем, причем не только внешнеполитических, напрямую общаться с гражданами страны пребывания. Сайт российского посольства в Лондоне уже посещают порядка 40 тыс. человек в неделю. Эту открытость ценят. Она помогает разрушать стереотипы и барьеры, которые еще стоят на пути к большему взаимопониманию между народами наших стран. Новые условия жизни, по крайней мере для рядового гражданина, практически ставят вопрос так: если посольства нет в виртуальном пространстве, то оно не существует вообще. 

В заключение хотел бы сказать, что именно человеческое взаимопритяжение заставляет смотреть с оптимизмом в будущее наших отношений. Другая причина - к этому подталкивают и особенности современного этапа мирового развития, когда неуместны «большие игры», как это было в XIX веке в Восточном вопросе, в Центральной Азии и на Кавказе, когда нам нечего делить кроме взаимозависимости и общей ответственности за судьбы Евро-Атлантики и всего мира.  

  

 

 1. Бердяев Н.А. Философия творчества, культуры и искусства. М.: Искусство, 1994. Т. 2. С. 150. 

 

 2. Gregory Brad S. The Unintented Reformation: How a Religious Revolution Secularized Society.Belknap Press of Harvard University Press, 2012. 592 p. 

 

 3. Файнэншл таймс. 2012. 12/13 мая. 

 

 4. Россия и Британия. XVI-XIX века. М: Древлехранилище, 2007.




ПОСЛЕДНИЕ СООБЩЕНИЯ

07.05.2018 - Статья Посла А.В.Яковенко: «Солсбери: Засекреченное дело»

4 марта 2018 года в Солсбери двое граждан России – Сергей и Юлия Скрипали – были якобы отравлены токсичным химическим веществом под названием А-234 согласно британской классификации.


14.11.2017 - Комментарий официального представителя МИД России М.В.Захаровой в связи с антироссийскими заявлениями Т.Мэй

В Москве обратили внимание на заявления премьер-министра Великобритании Т.Мэй в отношении России, прозвучавшие в ходе банкета у лорда-мэра лондонского Сити 13 ноября. На этот раз наша страна на шкале «угроз мировому сообществу» ставится уже не вровень с другими вызовами, а на первое место. При этом Великобритания делает заявку на глобальное лидерство в деле сдерживания России, как выразилась Т.Мэй, для защиты существующего миропорядка.


28.04.2017 - Смена режима по-британски (статья Посла А.В.Яковенко для газеты "Известия")

Посол России в Великобритании А.В.Яковенко — о том, как Великобритания блокирует проведение независимого международного расследования химинцидента в Сирии


07.11.2016 - Приветственное слово А.В.Яковенко на открытии конференции “Urals Day”

Приветственное слово А.В.Яковенко на открытии конференции “Urals Day”, (Лондон, 7 ноября 2016 г.)


03.02.2016 - Ответ Посла России в Великобритании А.В.Яковенко на вопрос по Донорской конференции по Сирии 4 февраля в Лондоне

Вопрос: Как Вы оцениваете подготовку британской стороной Донорской конференции по Сирии? Ответ: Вызывает разочарование то, что на конференцию были приглашены все, кроме сирийского правительства. Это свидетельствует о продолжении Великобританией линии на изоляцию сирийских властей в тех мероприятиях, которые организовываются с участием британской стороны. Но ведь речь должна идти и о помощи временно перемещенным лицам, которые вынуждены были покинуть свои дома из-за действий террористов и теперь укрываются на территории контролируемой правительством.


27.11.2015 - Cтатья Посла А.В.Яковенко «Давайте сообща разобьем ИГИЛ, как мы это сделали с нацистами» для газеты «Дейли Телеграф» (27 ноября 2015 г.)

Сейчас, когда в Великобритании обсуждается ее роль в борьбе с ИГИЛ, Россия и другие страны, включая Францию, приветствовали бы, если бы наши британские партнеры внесли свой вклад в победу над этим злом. Как показали террористические акты на Синае, в Париже, Анкаре и других местах, все мы в Европе на линии огня, независимо от того, находимся ли мы формально в состоянии войны с ИГИЛ. Никто от этой угрозы не застрахован и никто в безопасности. Спасли ли жизни погибших в Париже вялые, нерешительные авиаудары по ИГИЛ коалицией, возглавляемой США? Выступая на днях в Гилдхолле, премьер-министр Д.Кэмерон справедливо сослался на решимость У.Черчилля, проявленную перед лицом угрозы нацистской Германии. Еще 4 сентября 1938 г., то есть до Мюнхенского соглашения, У.Черчилль сказал советскому послу И.Майскому, что он прибережет бутылку водки до того дня, когда они смогут «ее распить, дабы отметить победу Великобритании и России над гитлеровской Германией».


22.06.2015 - Статья Посла А.В.Яковенко «Россия и современный мир» для газеты «Дейли Телеграф» (июнь 2015 года)

12 июня мы отмечали День России, наш национальный праздник. Это подходящее время поразмышлять о России и ее отношениях с остальным миром, включая Великобританию.


30.04.2015 - Интервью Посла России в Великобритании А.В.Яковенко газете «Бизнес Курьер»

Каждый год в Лондоне празднуется День Победы и чествуют людей, приблизивших этот день 70 лет назад. В этом году праздничные мероприятия включают показы советских фильмов с английскими субтитрами, фотовыставку и традиционное возложение венков на территории Имперского военного музея к мемориалу погибших в ВОВ советских граждан. Подробнее о праздновании в Лондоне 70-летия со дня окончания Великой Отечественной войны рассказывает Посол России в Великобритании Александр Яковенко.


22.04.2015 - Украинский кризис: сталкиваясь с менталитетом «Холодной войны»

Украинский кризис послужил спусковым крючком более широкого кризиса в отношениях Запада с Россией. Каковы же ставки и прогнозы в развитии ситуации сейчас, полтора года спустя после начала кризиса? Во-первых, заявленной целью украинской политики ЕС является прочная интеграция Украины в Большую Европу. У нас нет с этим проблем, тем более что трансформация Украины давно назрела и отвечала бы интересам всех.


07.04.2015 - Европейская дилемма Великобритании (Статья Посла России А.В.Яковенко для журнала «Россия в глобальной политике» от 05.04.2014)

Резюме: Перспектива выхода Великобритании из Евросоюза является одним из ключевых неизвестных европейской политики. Глава нынешнего кабинета Дэвид Кэмерон пообещал провести до конца 2017 г. референдум по этому вопросу.



все сообщения