26 мая 2020
Москва: 21:06
Лондон: 19:06

Консульские вопросы:  
+44 (0) 203 668 7474  
info@rusemb.org.uk  

 

СТАТЬИ ПОСЛА

03.11.2011

Тезисы выступления А.В.Яковенко на факультете славистики Кембриджского университета

Культура, международные отношения и внешняя политика  России

Уважаемая д-р Уиддис,

Дорогие друзья,

Для меня большая честь выступить в Кембридже, особенно перед теми, кто профессионально занимается Россией. Тема моего выступления достаточно глобальна, но, на мой взгляд, она отражает глубину трансформационных процессов происходящих повсюду в мире, в том числе и в нашей части света.

Нынешняя комплексная трансформация мира была запущена окончанием «холодной войны», но подготовлена процессами, которые развивались с 60-х годов и на Востоке, и на Западе. Наше время – время больших вопросов. Если ими не задаваться, не понять того, что происходит в мире и международных отношениях.

Культура – первооснова национального бытия, скрытая пружина исторического процесса. Для меня убедителен культурологический метод О.Шпенглера в его «Закате Европы». Опыт правления администрации Дж.Буша заставил даже Зб.Бжезинского апеллировать к его выводам и поставить вопрос о необходимости выработки международным сообществом общего видения современной эпохи (shared vision of our era).

О справедливости того, что история – это реализация конкретного культурного типа, мироощущения, говорит и известная русская поговорка: посеешь характер – пожнешь судьбу. Соответственно, осмысление внутреннего состояния России, международного положения и внешней политики надо начинать с культуры.
Прежде всего, глубоко убежден, что у России столь же великое будущее, сколь и история, которую, сошлюсь на мнение Александра Пушкина в его письме П.Я.Чаадаеву, «нам дал Бог». Наверное, она не могла быть иной, как нет в истории ничего случайного. История сама выбирает «своих героев» и пути реализации замысла, заложенного в гене национального характера.

Французская революция, которая продолжила дело, начатое реформами Кольбера, дала выход энергии, копившейся во французском обществе со второй половины правления Людовика XIV. Сходная энергия копилась и в российском обществе, во многом «дремавшем» большую часть XVII века.

В ответ на вызов петровской модернизации Россия, как сказал Герцен, ответила гением А.С.Пушкина и всей русской культурой XIX века, в особенности литературой. Во внешнеполитическом плане Россия вернула свой долг Европе той решающей ролью, которую сыграла в поражении Наполеона. Это позволило всем народам Европы самостоятельно и органично развиваться.

Нам есть чем гордиться в национальном характере, как об этом  недавно напомнил Президент Д.А.Медведев. В числе прочего это широкий взгляд на вещи.

Некоторые называют это холистико-диалектическим, дедуктивным методом, способностью к глобальному, целостному анализу проблем. Возможно, что эта широта нашей натуры в равной мере объясняет отрицательное и положительное в нашем историческом бытии. Объясняет, в числе прочего, культурную глубину, когда многого не видно «на поверхности». Сюда я бы отнес внутреннюю свободу, которой жили многие в советское время и без которой не существовало бы современной России.

Феномен великой русской литературы – это тоже вопрос о нашей роли в истории. Высказывается мнение о том, что всемирными по праву могут считаться лишь английская и русская литературы, хотя это и звучит несправедливо по отношению к М.Сервантесу и М.Прусту, да и многим другим.

Трудно приуменьшить значение явлений культуры как емких, внушенных вдохновением характеристик состояния общества. С российской литературой ХIХ века все понятно. Одним Н.В.Гоголем все сказано. Но если брать Запад, в частности, США, то трудно не заметить произведения-пророчества, которые предвидели конечный итог процессов, выявив их суть на самом начальном этапе. Это и «Тихий американец» Г.Грина, и «Доктор Стрейнджлав» С.Кубрика, и повесть «Над пропастью во ржи» (The Catcher in the rye) Дж.Сэлинджера.

Особо остановлюсь на рассказе С.Моэма «На задворках империи» (The outstation), который очень убедительно иллюстрирует издержки эгалитаризма, как элемента социальной инженерии. Из него можно заключить, что Британскую империю спасало деликатное отношение к традиционному обществу в колониях в духе просвещенного аристократизма: все люди разные и имеют право быть таковыми.

О.Шпенглер неслучайно усматривает истоки проблемы западной цивилизации в ее культурном упадке. В этом плане для него рубеж – искусство барокко и европейская музыка XVIII века, то есть культура, когда она еще черпала вдохновение в христианстве. Эту тоску по искусству XVIII века испытывал И.С.Тургенев.
Ведущий литературный критик русского зарубежья Георгий Адамович писал в своем сборнике «Одиночество и свобода»: «То, что нехотя, хмуро, угрюмо Запад постепенно выпускает из рук, Россия должна бы когда-нибудь вернуть в преображенном виде, умудренная всем своим опытом, научившаяся многому такому, чего он и вообще никогда не знал».

Русская литература как бы подхватила эстафету у европейской, и в этом ее всемирно-историческое значение. Приведу слова Николая Бердяева, который писал: «Достоевский и есть та величайшая ценность, которой оправдывает русский народ свое бытие в мире, то, на что может указать он на Страшном суде народов.»
В своей Пушкинской речи Ф.М.Достоевский пришел к мысли о «всемирной отзывчивости России», ее «всечеловеческом» призвании. Основываясь во многом на Маленьких трагедиях – этом мини-Шекспире, он усмотрел надежду на восстановление единства европейской цивилизации, отнюдь не противопоставляя Россию Европе. Наоборот, Россия должна помочь «разрешить европейские противоречия уже окончательно».

Как еще объяснить исключительную чуткость русской литературы не только к состоянию своего общества, но и европейского общества в целом? Ее предчувствие не только нашей революционной катастрофы, но и катастрофы Европы, каковой стала Первая мировая война, подведшая черту под беззаботной Belle époque и первым этапом глобализации. Россия со всеми вступила в «сумеречный» этап развития Европы. Причем межвоенный период – в силу несостоятельности всей европейской политики и неспособности европейской мысли дать ответы на вызовы времени – можно считать начальным этапом «холодной войны» с ее «санитарными кордонами», выборочными, по классовому признаку, гарантиями безопасности.

Эта чуткость к судьбам Европы нашла свое отражение и в развитии русской политической и философской мысли после катастрофы 1917 года. Думаю, без этого интеллектуального вклада будет трудно понять происходящее сейчас, когда завершается довольно целостный исторический цикл, началом которого послужила Первая мировая война. Его смысл хорошо передают следующие строки Анны Ахматовой из ее «Поэмы без героя»:
Как будто перекрестилась
И под темные своды схожу.
Они были написаны в августе 1941 года, но начало схождения Европы «под темные своды», конечно же связано с Первой мировой.

В частности, интерес представляют теории и суждения таких выдающихся умов самой различной, в том числе консервативной, идейной ориентации, как Василий Розанов, Константин Леонтьев и Питирим Сорокин, причем предсказания последнего, которые оправдываются в наши дни, были сформулированы уже в 60-х годах прошлого века.

В.Розанов в своем «Апокалипсисе нашего времени» (1918 г.) писал: «глубокий фундамент всего теперь происходящего заключается в том, что в европейском (всем, - и в том числе русском) человечестве образовались колоссальные пустоты от былого христианства; и в эти пустоты (voids) проваливается все: троны, классы, сословия (social estates), труд, богатства…». К.Леонтьев считал, что европейское общество после французской революции вступила в этап «вторичного упрощения», который неизбежно завершиться катастрофой. Эта идея во многом созвучна аристократической критике демократии А.Токвилем. По крайней мере, ее трудно сбрасывать со счетов, если проанализировать нынешнее состояние европейского общества и европейской демократии, а также политических элит, допустивших нынешний кризис.

Будучи основателем современной социологии, П.Сорокин считал, что миссия человека на Земле не ограничивается потребительством. На его взгляд, Европа и Запад в целом приближаются к распаду «чувственного» социо-культурного уклада. Именно на этой основе он предсказал крах коммунизма в Советском Союзе -  поскольку тот вступил на тот же путь развития, что и Запад. Можно по-разному относиться к этим идеям, но точность содержащихся в них предсказаний, наверное, говорит о том, что что-то в ныне происходящем они объясняют. Тем более, что иных внятных объяснений пока никто не дает.

Мыслить категориями особого, неевропейского пути России, значило бы отказываться от нашей собственной истории, которая представляла собой сложный процесс взаимовлияния между Россией и западом Европы. По общему признанию, творчество А.С.Пушкина было не только самобытным и выражавшим народный дух, но в то же время он в наибольшей мере находился под влиянием европейской культуры.

Очевидно, что русская культурная матрица совместима с ценностями европейской цивилизации, если не отрывать ее от христианских корней. Всегда, когда того требовали исключительные обстоятельства, в эпохи реформ и суровых испытаний, российское общество выдвигало людей самого разного звания, которые реализовывали ценности развития, обновления и индивидуальной ответственности. При этом они брали на себя ответственность за судьбы страны. Так было при Петре и Екатерине II, в борьбе с Наполеоном и Гитлером, в Первую мировую войну, когда руководство Генштаба сделало все, чтобы не дать сорвать объявленную мобилизацию и начать боевые действия в Восточной Пруссии, тем самым, сорвав План Шлиффена. И в Оттепель (Thaw) с ее научно-технологическими прорывами, рывком к свободе творчества и общественной жизни.

Думаю, что никто не возьмется утверждать, что в основе всех наших достижений в истории отсутствовала опора на национальную культурную традицию, что что-то иное лежало в основе возрождения страны. Кем бы мы были сейчас, если бы не имели доступа к русской классической литературе? Но в той мере, в которой мы отличались от западноевропейцев в культурном отношении, мы оказались способны противостоять нашествию Наполеона и гитлеровской агрессии. Приведу цитату из Федора Ивановича Тютчева, который был не только поэтом и философом, но и дипломатом. В своем незаконченном трактате «Россия и Запад» он писал: «Русский народ является христианским благодаря той способности к самоотречению и самопожертвованию, которые составляют как бы основу его нравственной природы».

*   *   *
Есть ценности и есть ценности. Невозможно рассматривать современную цивилизацию в отрыве от ценностей традиционного общества, которое, казалось бы, она должна была разрушить. Мы убеждены, что нужен общий ценностной знаменатель для современного мира, потому выступаем в системе ООН, в том числе в Совете по правам человека, за углубление понимания таких традиционных ценностей, как достоинство, свобода и ответственность, которые разделяются всем человечеством. Об этом сейчас все чаще говорят и здесь, в Великобритании.

Давайте задумаемся над тем, что ни Реформация, ни Революция, ни Просвещение, ни материализм, ни социализм не уберегли Европу от ее катастроф, прежде всего трагедий ХХ века, которые Россия была обречена разделить с Западом. С либеральным капитализмом произошло то, что буквально отвечает законам физики: пресловутая «протестантская этика» износилась до дыр и рухнуло все здание, фундаментом которого она служила.

Еще Ф.И.Тютчев писал, что «Реформация с водой выплеснула и «ребенка» – само христианское учение». Отсюда лежал прямой путь к Революции, которая, когда «берется созидать, всякий раз неизбежно впадает в утопию». Так что получается, что своим революционным опытом Россия приобщилась и к протестантскому наследию Западной Европы.

На важность обращения к культуре в дискурсе по международным отношениям указывает усиление роли религии повсюду в мире. Одна из причин, как указывают многие авторы, – освобождение Церкви и других религиозных институтов от контроля властей, что позволяет им вырабатывать собственную «политическую теологию (theology)». Это в полное мере отражает и российскую реальность, объясняя укрепление роли РПЦ и других основных конфессий в общественной жизни страны.

Бывшая госсекретарь США М.Олбрайт посвятила этой теме одну из своих книг, которую пронизывает тезис о том, что Западу необходимо «обратиться к столь же глубоким вопросам», к которым обращаются другие культуры и цивилизации, имея в виду такие «трансцендентные вопросы», как «история, самобытность и вера». При том, что «каждая религия указывает путь к покаянию (contrition) и общей позиции». Нам это хорошо понятно, но хорошо бы, чтобы это понимали другие – без покаяния не может быть спасения. Как без катарсиса, коррекции не может быть возобновления роста в экономике.

Идеологическое противостояние времен «холодной войны» можно рассматривать как способ поддержания доминирования европейской цивилизации в мировых делах в соответствии с требованиями того конкретного исторического периода. Более того, между двумя лагерями, взявшими на вооружение различные продукты европейской политической мысли, всегда существовал общий мироощущенческий знаменатель, как его определил П.Сорокин.

*   *   *
Модернизация возможна через традиционную высокую культуру, и никак иначе. Более того, она только укрепит эту основу, как это видно из нашей истории последних трех столетий. Но опять же, модернизация модернизации рознь. Для России это не вестернизация. Мы заимствуем часть общего наследия европейской цивилизации, ту часть, которая отсеяна временем не без нашего участия и исторического опыта. Более того, сейчас Запад сам переживает трансформационный момент, акцентирующий устойчивость именно европейской модели развития. Предшествующие модернизации приближали нас к Европе, но менялась и сама Европа.

Раз уж я упомянул Дж.Сэлинджера, то стоит сказать о воздействии на его творчество дзен-буддизма. Не потому ли оно столь пронзительно и исполнено предощущений, близких к пророческим. В любом случае, речь идет о заимствовании Западом позитивных элементов восточной культуры. Это также говорит в пользу того, что в современном мире, уставшем от идеологий и их борьбы, необходимы конвергенция, синтез и fusion. А это, в свою очередь, невозможно без ухода от узких идеологизированных категорий и выхода на иной, давно утерянный уровень обобщения и осмысления действительности.

На глубинное единство европейской цивилизации указывают элементы конвергенции, которые наблюдались с завидной периодичностью в истории ХХ века. Это и реформы Ф.Д.Рузвельта, и весь межвоенный период, и союзнические отношения в ходе Второй мировой войны, и разрядка, и наконец нынешний период, когда Россия безоговорочно приняла фундаментальные ценности рыночной экономики и широкопредставительной демократии.

Я знаю, что многие усмотрят проявление национализма и славянофильства в мысли Ф.И.Тютчева о том, что Россия «самим фактом своего существования отрицает будущее Запада». Но это было бы несправедливым по отношению к такой личности, философскую глубину которой ценили Ф.М.Достоевский и Л.Н.Толстой. Общим для него и славянофилов была как раз борьба против цензуры. Если возвратиться к его мысли, то он имел в виду как раз раскол Европы и наличие в ней Восточной Европы – «законной сестры христианского Запада».

Можно много говорить о состоянии современного российского общества. Хотел бы только обратить внимание на такую констатацию в статье Маши Липман из Московского центра Карнеги в газете «Москоу Таймс»: «Русские сегодня пользуются фактически безграничными индивидуальными свободами. Люди с энтузиазмом занимаются своими частными делами, не особенно обращая внимание на сферу политики». Не будем забывать, что мы смогли свободно вздохнуть во всех отношениях только к середине нулевых годов этого века. Не буду ссылаться на то, сколько понадобилось Франции, включая два поражения в войнах со всей Европой и Пруссией, чтобы прийти к более-менее демократической форме правления. А для подлинно широкопредставительной демократии Европе понадобилось две мировые войны. Глубоко убежден, что людям надо время, чтобы назаниматься личными делами (to mind their business enough). Что, впрочем, относится и к государствам, и тут Россия не на плохом счету. Если бы и другие наши партнеры ставили перед собой такую задачу, то не было бы и нынешнего глобального кризиса, от которого страдают все.

Как отмечал Президент Д.А.Медведев на торжествах в Санкт-Петербурге 3 марта, модернизация и прогресс всегда направлены на расширение пространства свободы в обществе и в международных отношениях. С остальными странами Евро-Атлантики нас объединяет и кризис демократии. Почему бы сообща не поискать пути вдохнуть в нее новую жизнь, в том числе на путях прямого участия граждан в управлении страной, как это происходит сейчас во Франции и России, заимствующих американскую практику праймериз.

Нам не обойтись без того, чтобы сообща осмыслить весь опыт ХХ века во всей совокупности его трагедий и причинно-следственных связей, начиная с катастрофы Первой мировой войны. Трудно не согласиться с теми кто считает, что без коллапса прежней западной цивилизации и кризиса западного общества не выплыли бы на поверхность в большой политике деятели типа Гитлера и Сталина. Тогда будут оправданы все наши общие и раздельные жертвы, включая человеческую цену промышленной революции, но особенно то, через что мы все прошли в ХХ веке. Это стало бы важнейшим элементом кристаллизации общего духовного наследия Европы.

*   *   *
И если европейская цивилизация нуждается в новом переформатировании, слава Богу, в условиях куда менее катастрофичных, но по-своему беспрецедентных, то требуются интеллектуальная и политическая открытость, отсутствие которых со стороны наших партнеров лежит в основе всех недоразумений и проблем евроатлантической политики последних двух десятилетий.

Действительно, почему бы не взять за ориентир неоклассический синтез идей 60-х годов прошлого века? Этот период был не только плодотворным в идейно-интеллектуальном отношении. Как мне кажется, он был рубежным в развитии Европы и мира, США и Советского Союза. Урегулирование Карибского кризиса внесло ясность в реалии стратегической стабильности. Все последующее развитие в русле милитаризации экономики, внешней политики и международных отношений было инерционным и неплодотворным. По большому счету, это была потеря времени, хотя и этот опыт не пропал даром. Без опыта Карибского кризиса не было бы «мирной речи» Дж.Кеннеди в 1963 году. К сожалению, и в Вашингтоне, и в Москве возобладали силы ортодоксии, которые убрали со сцены Дж.Кеннеди и Н.Хрущева. Именно в тот период инерционной политики уходят своими корнями советский застрой и нынешний кризис либерального капитализма.
Когда мы говорим о горчаковском сосредоточении России, то имеем в виду полное подчинение внешней политики задачам комплексной модернизации страны. Так было в период Великих реформ Александра II. Так же формулируется фундаментальная цель российской дипломатии Президентом Д.А.Медведевым. Вот почему важно многовекторное позиционирование России, которое столь же прагматично и отвечает тенденциям современного мирового развития, сколь и продиктовано нашим «всечеловеческим» (panhuman) мироощущением и нашей культурой. Поэтому присутствие России в «восьмерке», в «Группе двадцати» и в БРИКС естественно и необходимо.

В современных условиях не может быть и речи о какой бы то ни было полной или даже частичной изоляции или самоизоляции любой страны. Этого нет в природе и этого нет в нашей внешнеполитической философии, которая провозглашает открытость внешнему миру и для международного сотрудничества, готовность к прагматическому и равноправному взаимодействию со всеми без исключения государствами.

Сейчас, когда Европа в связи с ливийской ситуаций с энтузиазмом занимается тем, что по нарастающей после 1918 года не является ее амплуа, ее «чашкой чая», как говорят англичане, то приходится только сожалеть. Прагматизм такого вмешательства может оказаться иллюзорным. Поддерживая миф о своем силовом потенциале, Европе приходится жертвовать куда более важным и существенным на нынешнем историческом этапе – своим моральным авторитетом (moral high ground), своим потенциалом «мягкой силы». Ко всем относится предупреждение Лесли Гелба о том, что в наше время «экономика – а не военная сила – в центре геополитики».

Одна из проблем наших отношений с Западом – то, что стратегическое мышление партнеров фактически берет за точку отсчета 1945 год, то есть ограничено узкими историческими рамками «холодной войны», которая, убежден, явилась искривлением пространства и времени (spare and time warp) в истории и искусственно сужает интеллектуальный горизонт современного международного дискурса. И здесь тоже только сообща, преодолев инстинкты и интеллектуальную инерцию того периода, мы можем воссоздать способность европейской цивилизации проводить «большую стратегию» в мировых делах.

По-настоящему Большая Европа сможет вносить куда более эффективный вклад в решение глобальных проблем и урегулирование региональных конфликтов, в частности арабо-израильского, где посредничающий «квартет» как раз и представляет такую Европу в составе США, Евросоюза и России.

Поэтому главный вопрос, он же и главный культурный вопрос нашей внешней политики, сводится к выяснению отношений между различными частями исторической Европы и прежде всего между Западом и Россией. Уверен, что разрешение этого многовекового спора за общее наследие Европы определит будущее европейской цивилизации в глобализирующемся мире.

Важно сознавать не только свои проблемы, но и проблемы партнеров, дабы видеть то общее, что может составить позитивную, объединительную повестку дня в европейской и глобальной политике. Не менее важно и то, что в условиях быстро меняющегося мира бессмысленно цепляться за статус-кво. Вопрос в другом – как трансформировать систему глобального управления, чтобы она отвечала новым реалиям, включая многополярность.  

 Восстановление политического единства европейской цивилизации должно помочь обеспечить ее конкурентоспособность и в конечном счете выживаемость в современном мире. Можно понять состояние растерянности на Западе. Ничто не угрожает западному образу жизни, кроме собственных ограничителей, как их вскрыл глобальный кризис. Надо привыкать к тому, что системы ценностей и модели развития становятся предметом конкуренции. Об этом пишет Фрэнсис Фукуяма, в частности, в своей статье в последнем номере журнала «Форин Аффэрс», отмечая, что новые быстро развивающиеся экономики, заявляют о себе не только в сфере экономики, но и на интеллектуальном уровне.

Наверно, прав Эрик Райнерт, что требуется новая политика девелопментализма. Как отмечал Президент Д.А.Медведев, государство – не цель развития, а инструмент развития.

В корне ошибочен, да и противоречит современному контексту, тезис о присоединении России к Западу, как если бы Россия вступала в колхоз, оставляя за воротами свою историю и свою культуру. Если трезво посмотреть на то, в каком состоянии находится Запад, то станет очевидным, что речь должна идти об объединении, о встречном движении. Подходящим инструментом и является идея модернизационных партнерств, поскольку они призваны приводить нас в общее состояние на уровне экономических интересов, но также институтов и всякого рода норм. Напомню, что в сентябре этого года на своей встрече в Москве Президент Д.А.Медведев и Премьер-министр Д.Кэмерон подписали Декларацию о партнерстве на основе знаний (knowledge-based partnership) для модернизации.

Поэтому мы выдвигаем такие инициативы, как заключение Договора о европейской безопасности и создание совместной ЕвроПРО, которые призваны разрядить ситуацию в европейских делах, устранить препятствия, по большей части относящиеся к прошлому, для совместных действий в интересах обеспечения общего будущего. Как и Гаагские мирные конференции 100 лет назад, эти идеи говорят столь же о нашей внешней политике, ее позитивной заряженности, сколь и о культуре, которая за ними стоит.

Культура не раз спасала нас и сделала нас такими, какими мы являемся. Разумеется, модернизация будет вести к какому-то усреднению русской души, к сокращению разрыва между Обломовым и Штольцем. Но это не значит, что мы должны отказаться от своей идентичности.

Ключевым фактором будут инвестиции в человека и физическую инфраструктуру. В своем январском прогнозе британская «ПрайсуотерхаусКуперс» допускает, что Россия в этом случае к 2050 году может оказаться шестой по размерам экономикой мира. Нельзя обольщаться, но в то же время надо сознавать, что таким потенциалом Россия обладала всегда, доказав это в лучшие годы Советского Союза и в период, непосредственно предшествовавший Первой мировой войне. Убежден, что именно такая Россия – находящаяся на подъеме – нужна Европе и миру.

Справочный материал о Тринити-колледже Кембриджского университета в связи с лекцией Посла Российской Федерации в Великобритании А.В.Яковенко 3 ноября 2011 г. в этом учебном заведении.

Справочный материал о Кембриджском университете в связи с лекцией Посла Российской Федерации в Великобритании А.В.Яковенко 3 ноября 2011 г. в этом учебном заведении.




ПОСЛЕДНИЕ СООБЩЕНИЯ

09.02.2020 - Посол России в Британии: Будем добиваться встречи со Скрипалями, хотим убедиться, что они живы, здоровы и свободны (Комсомольская правда, 9 февраля 2020 года)

Интервью Посла России А.В.Келина газете «Комсомольская правда» в преддверии Дня дипломатического работника.


31.01.2020 - Ответ Посла России в Великобритании А.В.Келина на вопрос «Российской газеты» о влиянии «брекзита» на российско-британские отношения, 31 января 2020 г.

Вопрос: Можно ли рассматривать выход Великобритании из состава ЕС в качестве дополнительной возможности для развития российско-британских отношений? Ответ: Потенциально да. В первую очередь речь идет о сфере экономики, торговли, инвестиций и сопутствующих вопросах. Договоренности между Великобританией и ЕС предусматривают переходный период до конца 2020 года, в течение которого страна фактически останется в едином экономическом пространстве Евросоюза. После этого Лондон обретет самостоятельность во внешнеэкономической политике, хотя ее степень будет зависеть от итогов переговоров с ЕС, которые британцам предстоит вести весь год.


31.12.2019 - Поздравление Посла России А.В.Келина с Новым годом 2020

Дорогие друзья! Дорогие соотечественники! Подходит к концу 2019 год, для всех нас он был непростым, для России – важным, для Великобритании во многих отношениях решающим. Страна будет по-новому налаживать отношения с государствами после выхода из Евросоюза.


23.12.2019 - Интервью Посла России в Великобритании А.В.Келина МИЦ «Известия», 17 декабря 2019 года

Чрезвычайный и полномочный Посол России в Великобритании А.В.Келина в интервью МИЦ «Известия» рассказал об изменениях в отношениях с Лондоном после «брекзита».


27.11.2019 - Выступление Посла России А.В.Келина на открытии V Российско-Британского бизнес-форума, 27 ноября 2019 года

Ваше Королевское Высочество! Дамы и господа! Рад возможности произнести свое первое выступление в качестве посла России в Великобритании с трибуны Российско-Британского бизнес-форума. За пять лет своего существования Форум стал надежной площадкой для открытого прямого диалога и обмена мнениями, в котором участвуют как деловые круги, так и официальные лица. Из года в год растет количество участников Форума. Совместными усилиями нам удалось создать здесь конструктивную и партнерскую атмосферу.


26.11.2019 - Интервью Посла России в Великобритании А.В.Келина российским информационным агентствам «ТАСС» и «Россия сегодня», 25.11.2019 г.

Вопрос: С какой миссией Вы приехали в Великобританию? А.В.Келин: Здесь все очень просто. Я 40 лет на дипломатической службе, и миссия любого дипломата - улучшать отношения между государствами и народами. Если говорить о приоритетах, то первым будет восстановление нормальной деятельности нашего Посольства после крупного кризиса. Это совершенно необходимо сделать.


19.07.2019 - Миф о «либеральном миропорядке» (Российская газета, 18 июля 2019 г.)

Дискурс либерализма, которому мощный импульс придало недавнее интервью президента В.Путина газете «Файненшл таймс», неизбежно распространился на тему «либерального миропорядка». О его «взлёте и падении» кто только не пишет. Все вдруг прозрели и стали реалистами. Для этого понадобилось 10 лет кризисного развития на Западе, начиная с глобального финансового кризиса 2008 года.


04.07.2019 - Что стало с западной либеральной идеей? (Российская газета - Федеральный выпуск № 144, 3 июля 2019 г.)

Похоже, что "Файненшиал таймс" в недавнем интервью с президентом Владимиром Путиным на свою голову затеяла дискуссию о либерализме. Получилось, что затронули реальную проблему, злободневность которой на Западе уже никто не отрицает. Это пришлось признать и самой газете в своей редакционной статье от 29 июня. Ее авторы пишут об угрозе либерализму изнутри, в том числе со стороны президента Дональда Трампа и его политики, Brexit и, конечно, "популистов-националистов". Указывают на разочарование электората в либерализме и утрату им веры в экономическую систему и политические элиты. Последним предлагается "удвоить усилия" по учету поднимаемых избирателями вопросов и "обновлению либерализма".


11.12.2018 - Интервью Посла России в Великобритании А.В.Яковенко газете «Известия»

Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Соединенном Королевстве Великобритании и Северной Ирландии А.В.Яковенко дал интервью газете «Известия», опубликованное 11 декабря 2018 года.


07.05.2018 - Статья Посла А.В.Яковенко: «Солсбери: Засекреченное дело»

4 марта 2018 года в Солсбери двое граждан России – Сергей и Юлия Скрипали – были якобы отравлены токсичным химическим веществом под названием А-234 согласно британской классификации.



все сообщения