27 января 2022
Москва: 18:23
Лондон: 15:23

Консульские вопросы:  
+44 (0) 203 668 7474  
info@rusemb.org.uk  

 

ПРЕСС-РЕЛИЗЫ И НОВОСТИ

09.06.2020

О ситуации с героизацией нацизма, распространении неонацизма и других видов практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости (доклад МИД России о ситуации в Великобритании)

Движение националистов в Великобритании имеет глубокие корни, уходящие в историческое прошлое этого государства. Первые сторонники крайне правых взглядов – «британского фашизма» – появились в стране в первой половине XX в. Одновременно формирование национально-патриотического полюса политического спектра Великобритании проходило в русле общеевропейской тенденции.

В 30-е гг. XX в. появляется ряд новых организаций такого толка, в том числе с антисемитским уклоном. И хотя с началом войны все они были запрещены, вскоре их сменили группировки нового толка. Так, основанное известным британским националистом О.Мосли (лидер организации «Британский союз фашистов») в 1947 г. «Юнионистское движение» («Union Movement») объединило более 50 небольших крайне правых организаций и групп.

Отметились ультраправыми наклонностями (в том числе связями с нацистами) и некоторые монаршие особы. Так, британский король Эдуард VIII в 1937 г. нанес визит А.Гитлеру. Известна фотография, на которой он исполняет нацистское приветствие.

Борьба с «засильем» мигрантов, связанного с распадом колониальной системы, и стремление сохранить традиционный образ жизни британцев оказались в фокусе внимания праворадикальных групп и не покидают его

до сих пор. Акцент смещается с внешних на внутренние вопросы жизни британского общества. В последние годы к этим факторам добавилась проходившая в стране дискуссия о членстве в Евросоюзе, апогеем которой стал состоявшийся 23 июня 2016 г. референдум о выходе Великобритании из ЕС.

Современная британская политкорректность во многом предпочитает игнорировать болезненный вопрос деятельности в стране организаций неонацистского толка. В свою очередь крайне правые, склонные называть себя «истинными консерваторами», продолжают ратовать за сохранение единства Великобритании как наследницы Империи в территориальном, культурном и расовом смысле, что весьма импонирует части уставшим от «засилья мигрантов» британским гражданам.

Стоит отметить, что в целом в британском обществе отторгаются националистические идеи. Вместе с тем ситуация порой доходит до абсурда: люди, из благих побуждений продвигающие «английский образ жизни» и «английское наследие», могут попасть под обвинение в ксенофобии. Флаг Англии многими уже воспринимается как националистический, и его стараются не демонстрировать на публичных мероприятиях, в частности на матчах футбольной сборной Англии.

Несмотря на схожесть идей, ультраправый фланг британского политического ландшафта едва ли можно назвать единым: он пестреет организациями, преследующими в том числе свои узкокорпоративные цели.

Британские организации ультраправового и националистического толка в основном имеют ярко выраженный маргинальный характер, их численность, как правило, не превышает нескольких сотен человек. В своей деятельности они делают упор на активность в Интернет-пространстве, а также на проведение резонансных публичных акций в таких крупных городах, как Лондон, Бирмингем, Манчестер, Ливерпуль и Белфаст.

Наиболее заметной ультраправой организацией до недавнего времени являлась основанная в 1982 г. лидером неонацистского движения Дж.Тиндалом «Британская национальная партия» («British National Party», далее – БНП). Она выступает против массовой миграции в страну, резко критикует создание «федерального сверхгосударства в Европе», то есть Европейского союза. В числе лозунгов БНП продолжительное время фигурировали такие тезисы, как сохранение ценностей «белой» британской семьи, полное закрытие границы для мигрантов и репатриация уже прибывших в страну. Нередко её сторонники выдвигали антисемитские тезисы и называли Холокост «исторической мистификацией». Своей целью БНП видит также объединение мирового и, прежде всего, европейского лагеря ультраправых. Самым высоким политическим результатом для БНП было получение двух мест на выборах в Европарламент в 2009 г.

Эта партия по-прежнему пытается претендовать на лидерство в лагере британских националистов. Однако из-за внутрипартийных разногласий численность официально зарегистрированных членов партии сократилась с 13,5 тыс. человек в 2009 г. до 500 человек в 2020 г. (по утверждениям представителей самой БНП, количество её сторонников на 2019-2020 гг. составляет около 3 тыс. человек).

Еще одной заслуживающей внимания британской неонацистской организацией является основанная в 2011 г. ультраправым политическим активистом из Шотландии Дж.Доусоном и выходцами из БНП партия «Britain First» («Британия превыше всего»), выступающая против «исламизации» Великобритании и массовой миграции в страну. В качестве главной цели её сторонниками декларируется защита традиционного британского жизненного уклада, этнокультурного наследия и христианского вероисповедания. Организация имеет в своей структуре «боевое крыло», именующее себя «партийными силами обороны».

Партия привлекла к себе внимание в 2014 г. рядом провокационных акций в отношении мусульман в гг. Лондоне, Глазго и Лутоне (нападения на мечети, принудительная раздача пропагандистских антимусульманских буклетов, организация акций протеста в непосредственной близости от мест проживания лидеров мусульманских общин). Также в Лондоне были организованы «христианские патрули» численностью до 12 активистов с целью «противодействия исламскому экстремизму» (их действия подверглись осуждению религиозных деятелей, представляющих как мусульманскую общину, так и англиканскую церковь)[46].

В последнее время стремительно набирает политический вес возглавляемая ультраправым активистом Т.Аблиттом «English Defense League» («Лига английской обороны»), возникшая стихийно в виде уличного движения в марте 2009 г. как протестная реакция на организованные исламской группой «Аль Мухаджирун» выступления против проходивших в г. Лутоне парадов возвращавшихся домой из Афганистана британских военнослужащих[47].

Это неформальное, преимущественно молодежное движение открыто выступает против «исламизации» страны. Главной формой его деятельности является проведение маршей и демонстраций, организация общественных протестов против строительства новых мечетей и навязываемых британцам атрибутов исламской культуры.

15 марта 2019 г. городские власти г. Веллингтона (графство Шропшир) объявили о приостановке запланированного «Лигой английской обороны» на 16 марта 2019 г. «национального шествия» против исламизации страны (в акции ожидалось участие порядка 50 активистов) в знак уважения к лицам, погибшим 15 марта 2019 г. в результате теракта в Новой Зеландии, и их родственникам. В результате шествие перенесли на 13 апреля 2019 г. На мероприятии появилось чуть более 10 националистов и свыше 100 противников «национального шествия».

Еще одна ультраправая организации – «National Action» («Национальное действие») – в декабре 2016 г. была внесена в список запрещенных согласно Закону «О борьбе с терроризмом» (Terrorism Act 2000), а ее лидер К.Литго получил наказание в виде тюремного заключения на 8 лет. «Молодежное крыло» этой организации в период 2015-2017 гг. отметилось рядом демонстраций в г. Ливерпуле (численностью до 100 человек), в которых, по некоторым данным, принимали участие представители других ультраправых группировок («Лига английской обороны», «Британия превыше всего»), а также польские футбольные фанаты.

В сентябре 2017 г. организации «Scottish Dawn» («Шотландский рассвет») и «National Socialist Anti-Capitalist Action» («Национальное социалистическое антикапиталистическое движение») были также внесены в список запрещенных террористических структур в качестве организаций, имеющих «альтернативные наименования уже запрещенному «Национальному движению».

Ежегодно 23 сентября, в день смерти основателя международной неонацистской группировки «Blood and Honour» («Кровь и честь»)  Й.С.Дональдсона, в Великобритании проводится концерт, посвященный его памяти. Концерт 2008 г. в Редхилле (графство Суррей) получил широкое освещение со стороны «Би-Би-Си», радио и печатных СМИ. Мероприятие, организованное в 2013 г., стало крупнейшим среди подобных в Великобритании за последние 15-20 лет (его посетили, согласно различным оценкам, от 1 000 до 1 200 неонацистов со всей Европы)[48].

Одним из наиболее ярких проявлений неонацизма за последнее время стал скандал вокруг ситуации с использованием нацистской символики военнослужащими королевской морской пехоты в июне 2019 г.: в ходе «посвящения в морпехи» на грудь одного из сослуживцев они нанесли изображение свастики, а затем разместили фотографии этого в социальных сетях. Расследование по данному делу ведет военная полиция Великобритании. Высшее руководство ВМС Соединенного Королевства  рассматривает вопрос о запрете для подразделений королевской морской пехоты на участие в учениях за рубежом. Примечательно, что это не первый случай демонстрации нацистской символики представителями британских вооруженных сил: в 2013 г. было опубликовано фото, на котором двое британских военнослужащих, проходивших службу в Афганистане, предстают на фоне флага своей страны с руками, вскинутыми в нацистском приветствии[49].

На международной арене делегация Великобритании воздерживается при голосовании по ежегодно вносимой Россией и другими соавторами резолюции Генеральной Ассамблеи ООН «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости».

Британское законодательство не содержит запретов на деятельность ультраправых организаций. Их существование может быть прекращено только в случае, если они будут признаны террористическими согласно Закону «О борьбе с терроризмом»[50] и внесены в соответствующий список[51].  Это может произойти в том случае, если британские власти полагают, что такая организация «замешана в террористической деятельности», а именно «совершает теракты или участвует в их совершении, осуществляет подготовку к совершению теракта, продвигает и поощряет террористические настроения (включая незаконное прославление терроризма) или другим образом связана с террористической деятельностью». С момента признания организации запрещенной принадлежность к ней (или признание такой принадлежности), оказание содействия (обращение с призывом с целью оказать содействие), а также демонстрация символики такой организации (включая одежду) являются преступлениями и наказываются лишением свободы на срок от 6 месяцев до 10 лет и/или штрафом[52].

Борьба с расовой дискриминацией и ксенофобией в Великобритании осуществляется на основе Закона «О публичном порядке» 1986 г. (Public Order Act 1986)[53]. Он запрещает разжигание расовой ненависти и предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от 6 месяцев до 7 лет и/или штрафа за умышленное совершение данного деяния в отношении расовой группы, распространение расистских материалов, выступление с речами подстрекательского характера, создание расистских сайтов в Интернете, распространение информации в отношении лица или этнической группы с целью распространения расового недовольства.

Закон о борьбе с расовой и религиозной ненавистью 2006 г. (Racial and Religious Hatred Act 2006) также помещает в правовую плоскость правонарушения, связанные с «разжиганием ненависти в отношении лиц по расовым и религиозным причинам». Особенностью данного нормативно-правового акта является то, что он впервые вводит в британское законодательство понятия правонарушений, связанных с разжиганием ненависти по религиозным причинам (наказываются лишением свободы на срок до 7 лет и/или штрафом). Положения данного закона применимы, если «словесные формулировки, поведение, письменные материалы, видео- и звукозаписи, а также программы» «несут в себе угрозу» и «нацелены на религиозную ненависть». Дискриминационные действия на основе религиозных убеждений на рабочем месте при определенных обстоятельствах также могут представлять собой правонарушение в соответствии с этим законом[54].

Еще одним нормативно-правовым актом, направленным на борьбу с дискриминацией, является Закон о равноправии 2010 г. (Equality Act 2010)[55]. Он запрещает оскорбление, преследование и какую бы то ни было дискриминацию на рабочем месте по следующим признакам: возраст, нетрудоспособность, переопределение пола, брак и гражданское партнерство, беременность или наличие детей, раса, религиозные убеждения, пол и сексуальная ориентация.

Этнический состав Великобритании (67,5 млн. человек) чрезвычайно многообразен. В государстве проживают англичане (76 %), шотландцы (5,8 %), валлийцы (3,1 %), ирландцы (1,9 %), индийцы (2,3 %), пакистанцы (1,8 %), поляки (0,9 %), бангладешцы (0,7 %), китайцы (0,5 %), арабы (0,4 %), выходцы из стран СНГ (0,3 %), иранцы (0,1 %) и представители других групп (6,2 %). Согласно переписи 2011 г., в стране проживало 1,9 млн. чернокожих (3 % населения), 3,1 млн выходцев из Южной Азии (4,9 %).

Официальный Лондон декларирует в рамках процедур мониторинга выполнения своих международно-правовых обязательств в сфере борьбы с расизмом и поощрением и защитой прав нацменьшинств «уважение прав национальных меньшинств, проживающих в стране», заявляет о «предпринимаемых на постоянной основе усилиях по борьбе с дискриминацией, поддержке развития культуры и идентичности меньшинств», всячески подчеркивает «предоставляемые государством гарантии их прав и свобод, в том числе касательно обеспечения доступа к образованию и СМИ, защиты языков нацменьшинств, а также их участия в общественной жизни». Однако в реальности состояние дел в сфере борьбы с расовой дискриминацией и дискриминацией в отношении этнических меньшинств оставляет желать лучшего.

В мае 2019 г. издание «Гардиан» опубликовало данные проведенных агентством «Опиниум» опросов общественного мнения среди представителей нацменьшинств, согласно которым 71 % респондентов сталкивались со случаями расовой дискриминации (в январе 2016 г. – 58 %).

Каждый четвертый сотрудник африканского, азиатского или иного этнического происхождения был свидетелем расово мотивированных притеснений или издевательств со стороны руководителей в течение последних двух лет[56].

Согласно опубликованным 15 октября 2019 г. данным министерства внутренних дел Великобритании, за период 2018-2019 гг. наблюдается резкое увеличение количества преступлений, совершенных на почве ненависти. За отчетный период было зарегистрировано свыше 103 тыс. таких правонарушений (за 2017-2018 гг. – 94 тыс., за 2016-2017 гг. – 80 тыс.). Абсолютное большинство (почти 79 тыс., или 76 % от общего числа; в 2018 г. – 71 тыс.) составляют преступления на почве расовой ненависти (рост по сравнению с 2012-2013 гг. на 125 %)[57].

По данным министерства внутренних дел Великобритании, в 2017-2018 гг. число сообщений о предполагаемых проявлениях ультраправого экстремизма увеличилось на 36 %, а число обращений о проявлениях исламистского экстремизма за тот же период сократилось на 14 %. В 2017 г. организация «Tell MAMA» («Скажи МАМА») зафиксировала 1201 доказанный инцидент, направленный против мусульман[58].

Обеспокоенность резким увеличением числа преступлений на почве расовой ненависти, особенно в Англии, Северной Ирландии и Уэльсе, выражали Комитет по ликвидации расовой дискриминации (КЛРД) в августе 2016 г.[59] и Комитет по правам человека (КПЧ) в июле 2015 г.[60] КЛРД отметил, в частности, распространенность риторики, в том числе в Интернете, направленной против мигрантов, и практику негативного изображения этнических или этно-религиозных меньшинств, мигрантов, беженцев средствами массовой информации. Эксперты указывали, что многие политические деятели не только не осудили такую риторику, но и способствовали распространению и укоренению предрассудков, тем самым подстегивая отдельных лиц к совершению актов запугивания и ненависти по отношению к общинам этнических или этно-религиозных меньшинств и визуально отличающимся лицам. Также было отмечено, что сохраняется проблема занижения данных о численности преступлений на почве ненависти, и остается значительным разрыв между сообщаемыми случаями и успешными судебными преследованиями. В результате большое число преступлений на почве расовой ненависти остается безнаказанным.

Заметное увеличение в последние годы числа преступлений на почве расизма, ксенофобии, антисемитизма, исламофобии и ненависти к инвалидам отмечал Комитет против пыток (КПП) в мае 2019 г. по итогам рассмотрения 6-го периодического доклада Великобритании. КПП также указывал, что, согласно оценкам, лишь в случае 2 % таких преступлений выносятся обвинительные приговоры, в которых неприязнь по защищаемым признакам является отягчающим обстоятельством[61].

Значительный резонанс в Великобритании вызвала публикация 18 августа 2016 г. подготовленного независимой Комиссией по вопросам равенства и прав человека Великобритании доклада о нарушении прав этнических меньшинств[62].

В документе, который местные эксперты называют «самым объемным обзором ситуации с обеспечением равноправия в стране за всю ее историю», отмечается, что представители этнических меньшинств (в первую очередь афробританцы) становятся жертвами преступлений в среднем в три раза чаще, чем белые британцы. Уровень безработицы среди представителей национальных диаспор составляет 12,9 %, что вдвое выше среднего показателя по стране. Отмечена дискриминация на рабочих местах: зарплата чернокожих британцев, имеющих высшее образование, на 23 % ниже среднестатистических окладов. При этом лишь 6 % выходцев из Африки и стран Карибского бассейна поступают в какой-либо из 24 ведущих вузов Великобритании (среди представителей коренного населения этот показатель составляет 12 %, в китайской диаспоре – 11 %). Кроме того, указывается на дискриминацию этнических меньшинств при приеме на работу в судебные и правоохранительные органы. В целом, в документе делается вывод, что положение представителей национальных диаспор за последние несколько лет значительно ухудшилось.

Глава Комиссии Д.Айзек в связи с публикацией доклада заявил, что «дискриминация по расовому признаку прочно укоренилась в Великобритании». Отмечено, что у представителей нацменьшинств «зачастую складывается ощущение проживания в другой стране», в результате чего они «не идентифицируют себя в качестве британцев, интегрированных в общество».

Лица африканского происхождения чаще становятся жертвами противоправных действий и со стороны британских правоохранительных органов. Данные Службы лондонской полиции, опубликованные в августе 2017 г., показали, что вероятность гибели в результате чрезмерного применения силы полицией и последующего отсутствия доступа к надлежащей медицинской помощи среди лиц африканского происхождения выше, чем среди остального населения. Несмотря на то, что чернокожие мужчины и женщины и представители азиатских народов и этнических меньшинств составляют всего 14 % от общего числа населения, их доля среди заключенных составляет 25 %, при этом 40 % предварительно задержанных молодых людей приходится на чернокожее и азиатское население и выходцев из этнических меньшинств. Правозащитники отмечают, что база данных подозреваемых в участии в объединенных преступных группировках, которую ведет Служба столичной полиции, подвергалась критике: число молодых чернокожих мужчин в этой базе данных несоразмерно вероятности их связи с преступным миром[63]. Кроме того, лица африканского происхождения подвергаются выборочным проверкам со стороны правоохранителей более чем в девять раз чаще, чем белые[64].

Со схожими проблемами сталкиваются выходцы из Азии, цыгане и представители иных национальных меньшинств. КЛРД в августе 2016 г. подчеркнул, что представители этих категорий населения по-прежнему сталкиваются с отчуждением и являются объектом негативных стереотипов и стигматизации в средствах массовой информации. Комитет отмечал сохранение дискриминации лиц, принадлежащих к этническим меньшинствам, особенно цыган и лиц африканского происхождения, в вопросах доступа к медицинским услугам и качества оказываемой медицинской помощи. Кроме того, договорный орган указал, что реформа системы правовой помощи и введение оплаты судебных издержек, связанных с рассмотрением апелляций по трудовым спорам, ограничили для вышеназванных категорий лиц доступ к правосудию[65]. Несмотря на заявления Т.Мэй, сделанные сразу после вступления в должность премьер-министра в 2016 г., относительно необходимости ужесточения борьбы с дискриминацией по расовому признаку в системе ювенальной юстиции Великобритании, ситуация в этой области также продолжает ухудшаться. По оценкам на февраль 2019 г., количество чернокожих лиц в возрасте от 15 до 21 года, содержащихся в детских исправительных учреждениях, составило 51 % от общего числа молодых заключенных (в 2017 г. данный показатель равнялся 40 %). По мнению экспертов, причиной этому послужил комплекс факторов, среди которых уменьшение финансирования местных властей, полиции, служб психиатрической помощи, увеличение случаев конфискации жилого имущества у чернокожих семей и т.д.[66]

Кроме того, КЛРД указывал на наличие расистских издевательств и притеснений в школах Великобритании, а также непропорционально большое количество исключенных из школ учеников, принадлежащих к общинам цыган или лиц афро-карибского происхождения[67]. Комитет по экономическим, социальным и культурным правам (КЭСКП) с обеспокоенностью отметил, что некоторые группы населения в большей степени страдают от нищеты или подвергаются более высокому риску впасть в нищету, в частности лица, принадлежащие к этническим, религиозным или другим меньшинствам[68]. В докладе спецдокладчика Совета ООН по правам человека (СПЧ) по вопросам о крайней нищете и правам человека Ф.Алстона по итогам визита в Великобританию отмечается, что действующая в Великобритании система налогообложения негативно сказывается на благосостоянии наиболее уязвимых слоев населения (в том числе женщин, лиц азиатского и африканского происхождения, представителей этнических меньшинств, родителей-одиночек, лиц с ограниченными возможностями и соискателей убежища)[69].

В феврале 2019 г. Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин (КЛДЖ) по итогам рассмотрения 8-го периодического доклада Соединенного Королевства выразил обеспокоенность уязвимым положением женщин, особенно азиатского и африканского происхождения и женщин из числа этнических меньшинств и беженцев[70]

Несмотря на активное общественное порицание и широкое медийное освещение антисемитизма в Великобритании, правозащитники оценивают ситуацию в этой области как крайне негативную. Согласно докладу британской НПО «Community Security Trust» («Объединение за безопасность общины»), в 2018 г. был побит рекорд по количеству антисемитских инцидентов. Всего за указанный период было зафиксировано 1 652 случая проявления антисемитизма – на 16 % больше, чем в 2017 г. При этом подавляющее большинство инцидентов произошло в Лондоне и Манчестере, где проживают крупнейшие еврейские общины страны[71].

Случаям проявлений антисемитизма членами Лейбористской партии посвящен доклад правозащитной организации «Labour Against Antisemitism» («Лейбористы против антисемитизма»), переданный на рассмотрение Комиссии по вопросам равенства и прав человека[72].

Следует отметить, впрочем, что позиция, занимаемая по этому вопросу партийным руководством, предполагает безоговорочное осуждение антисемитизма. 27 января 2020 г. в заявлении, сделанном по случаю Дня памяти жертв Холокоста и опубликованном на странице в социальной сети «Facebook», лидер партии Дж. Корбин указал, что «потеря единства общества позволяет сегодня расистским политическим движениям настраивать одни общественные группы против других». Он подчеркнул, что День памяти жертв Холокоста – это повод «задуматься об ужасах прошлого, пороках нацизма, геноцида и антисемитизма»[73].

На масштабы проблемы антисемитизма в стране указала спецдокладчик Совета ООН по правам человека по современным формам расизма Е.Т.Ачиуме в докладе 74-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН о современных проявлениях расизма и борьбе с героизацией нацизма, подготовленном во исполнение резолюции 73/157 Генассамблеи ООН[74].

С 1999 г. британская полиция старается привлекать на службу больше представителей национальных меньшинств с тем, чтобы этнический состав силовых структур пропорционально соответствовал группам населения, в интересах которого осуществляется работа. Однако, как отмечают эксперты, деятельность на этом направлении продвигается медленно, что является предметом критики самих представителей силовых ведомств. Так, по оценкам главы Национального совета руководителей полиции (координирует работу правоохранительных органов в Великобритании) С.Торнтон, за 20 лет ни одно из 43 полицейских управлений в Англии и Уэльсе не достигло поставленных целей, в лучшем случае прогресс в этом вопросе наметится не раньше 2052 г.[75]

Следует отметить, что во властных кабинетах национальные меньшинства представлены достаточно широко: бывший министр финансов С.Джавид родился в семье пакистанцев, министр внутренних дел П.Пател – из семьи индийских мигрантов из Уганды, глава внешнеполитического ведомства Дж.Клеверли – потомок выходцев из Сьерра-Леоне, мэр Лондона С.Хан – сын иммигрировавших в Великобританию пакистанцев, министр финансов Р.Сунак имеет индийское происхождение.   

5 апреля  2020 г. стало известно о том, что контртеррористическое подразделение полиции Лондона расследует попытки британских крайне правых группировок использовать критическую ситуацию с коронавирусом в стране для разжигания ненависти к мусульманскому населению.

Так, основатель и бывший лидер «Лиги английской обороны» Т.Робинсон опубликовал в соцсетях видео, на котором была показана группа мусульман, выходящих из «секретной мечети» в Бирмингеме в разгар эпидемии, несмотря на требования британских властей не собираться в группы. Ролик быстро набрал более 10 тыс. просмотров и негативные комментарии. Впоследствии полиция опровергла временной период этих кадров, отметив, что они были сняты еще до объявления карантина.

Однако не все проявления ксенофобии на фоне распространения коронавирусной инфекции являются следствием организованной деятельности радикальных группировок. Совершение правонарушений на почве национальной и расовой ненависти во многих случаях вызвано охватившими население паническими настроениями и стремлением возложить на определенные социальные группы ответственность за происходящее. Вот некоторые примеры агрессивного отношения к лицам азиатского происхождения.

2 марта 2020 г. нападению подвергся студент Университетского колледжа Лондона родом из Сингапура. Он был избит группой молодых людей, выкрикивавших в его адрес обвинения в распространении коронавируса, и получил несколько переломов. В настоящее время дело расследуется Службой столичной полиции[76]. Двое человек уже были задержаны по подозрению в совершении преступления[77].

В г. Эксетере по состоянию на 6 марта 2020 г. за сутки было зарегистрировано 6 самостоятельных правонарушений по мотиву расовой ненависти, совершенных в отношении лиц азиатского происхождения[78].

Новый вирус поставил под удар и представителей бизнес-сектора. Многие китайские компании и британские корпорации, чья деятельность тесно связана с Китаем, отмечают значительное уменьшение числа потребителей их услуг, в то время как в другие годы период, предшествующий празднованию китайского Нового года, напротив, характеризовался как более прибыльный[79].

 

https://www.mid.ru/ru/foreign_policy/humanitarian_cooperation/-/asset_publisher/bB3NYd16mBFC/content/id/4145891




LATEST EVENTS

27.01.2022 - Ответ Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова на вопрос СМИ, Москва, 27 января 2022 года

С.В.Лавров: Думаю, что содержание ответа в самое ближайшее время станет известно широкой общественности. Как нам сказали американские коллеги (хотя они и предпочитают, чтобы документ остался для конфиденциального дипломатического диалога), он согласован со всеми союзниками США и украинской стороной. Нет никаких сомнений, что в самое ближайшее время он «утечет»? Что касается содержания документа. Там есть реакция, позволяющая рассчитывать на начало серьезного разговора, но по второстепенным темам. По главному вопросу в этом документе позитивной реакции нет. Главным вопросом является наша четкая позиция о недопустимости дальнейшего расширения НАТО на Восток и размещения ударных вооружений, которые могут угрожать территории Российской Федерации.


26.01.2022 - Ответы Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова на вопросы СМИ по итогам «правительственного часа» в Государственной Думе Федерального собрания Российской Федерации, Москва, 26 января 2022 года

Вопрос: Когда планируется визит главы МИД Великобритании Э.Трасс в Россию? С.В.Лавров: Мы уже согласовали дату. Не знаю, какая у нас протокольная договоренность. Это будет в течение двух недель. Вопрос: Как Вы можете прокомментировать последнее заявление Й.Столтенберга о том, что НАТО рассматривает возможность дальнейшего наращивания военного присутствия на восточном фланге? С.В.Лавров: Уже давно никак не рассматриваю его заявления. По-моему, он потерял связь с реальностью.


23.01.2022 - Комментарий Посольства в связи с последними заявлениями МИД Великобритании по России и Украине

Внешнеполитическое ведомство Великобритании продолжает серию провокационных заявлений по ситуации вокруг Украины. Оказавшись в результате своей недальновидной линии на обочине реальных дипломатических процессов, Лондон видит свою роль в постоянном разжигании антироссийских настроений. Логика нехитрая: каждый день обвинять Россию в подготовке "неминуемого" вторжения на Украину и на этом выдуманном "основании" пытаться играть роль идеологического лидера "свободного мира", защищающегося от "автократов".


22.01.2022 - Выступление Постоянного представителя Российской Федерации при ОБСЕ А.К.Лукашевича на заседании Постоянного совета ОБСЕ об ухудшающейся ситуации на Украине и продолжающемся невыполнении украинскими властями Минских договоренностей, 20 января 2022 года

Встревожены сообщениями об активизации переброски некоторыми странами-членами НАТО летальных вооружений и военного персонала на Украину. Лишь за эту неделю в Киеве приземлились несколько британских военных бортов с множеством управляемых ракетных комплексов. То, что их уже доставлено несколько тысяч, 19 января подтвердили в руководстве оборонного ведомства Великобритании. В небе над Украиной все чаще стала появляться военно-транспортная и разведывательная авиация США.


21.01.2022 - Ответы Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова на вопросы СМИ в ходе пресс-конференции по итогам переговоров с Государственным секретарем США Э.Блинкеном по гарантиям безопасности, Женева, 21 января 2022 года

Вопрос: Встреча продлилась всего полтора часа, как и было запланировано. Это плохой знак? Означает ли это, что говорить не о чем С.В.Лавров: Пунктуальность в принципе не может быть плохим знаком. Мы и планировали встречу на полтора часа. Было примерно понятно, что мы будем обсуждать. Не было нужды воспроизводить всё то, что прозвучало на российско-американских переговорах в Женеве 10 января с.г. и на заседании Совета Россия-НАТО 12 января с.г. Услышали первую реакцию США (пока устную) на то, что обсуждалось в тех двух форматах на уровне наших заместителей. Как американская сторона и просила, когда предложила провести эту встречу, реакция была предварительной. Нас об этом предупредили. Она сопровождалась уточняющими вопросами в наш адрес, ответы на которые помогут Вашингтону (Э.Блинкен сказал мне это еще по телефону) подготовить письменную реакцию на наши письменные проекты договора с США и соглашения с НАТО. Сегодня всё это и произошло.


21.01.2022 - О встрече Министра иностранных дел России С.В.Лаврова с Госсекретарем США Э.Блинкеном

21 января в Женеве состоялась встреча Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова с Государственным секретарем США Э.Блинкеном.


20.01.2022 - Интервью заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации О.В.Сыромолотова международному информационному агентству «Россия сегодня», 19 января 2022 года

Вопрос: Власти Казахстана заявили, что последние события в стране – это действия международных террористов. Насколько велика сейчас эта угроза? Нет ли опасности, что она перетечет на территорию России? Как долго может продлиться уничтожение боевиков? Ответ: Казахстан столкнулся с беспрецедентным вызовом своей государственности, безопасности и суверенитету. Мирными протестами социально-экономического характера воспользовались силы, заинтересованные в насильственном захвате власти. Для этого им понадобилась дестабилизация внутриполитической ситуации в Республике Казахстан. По информации правоохранительных органов Казахстана, среди нападавших были лица иностранного происхождения, а также боевики, получившие опыт в зарубежных странах и «горячих точках». Таким образом, речь идет об агрессии международных террористических банд, прошедших серьезную подготовку за рубежом. Именно поэтому Совет коллективной безопасности ОДКБ в соответствии со статьей 4 Договора о коллективной безопасности принял 6 января решение направить Коллективные миротворческие силы ОДКБ в Казахстан на ограниченный по времени период с целью стабилизации и нормализации обстановки в этой стране.


19.01.2022 - О телефонном разговоре Министра иностранных дел России С.В.Лаврова с Госсекретарем США Э.Блинкеном

18 января по инициативе американской стороны состоялся телефонный разговор Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова с Государственным секретарем США Э.Блинкеном.


18.01.2022 - Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции с Федеральным министром иностранных дел ФРГ А.Бербок по итогам переговоров, Москва, 18 января 2022 года

Предметно обсудили целый ряд насущных вопросов двусторонней повестки дня. Россия заинтересована в добрососедских отношениях с Германией, основанных на принципах равноправия, уважения и учета интересов друг друга. Подтвердил готовность к всестороннему взаимодействию с недавно сформированным новым правительством ФРГ в целях преодоления накопившихся проблем. Их немало как в двустороннем диалоге, так и по всему спектру взаимодействия наших стран на международной арене.


18.01.2022 - Интервью заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации А.В.Грушко газете «Коммерсант», 17 января 2022 года

Вопрос: США и их европейские союзники недвусмысленно заявили в ходе переговоров на прошлой неделе, что не будут обсуждать российское требование о нерасширении НАТО, поскольку оно противоречит их фундаментальным принципам. Какое здесь вообще остается пространство для маневра? Ответ: В НАТО стало обычной практикой эти «фундаментальные» принципы применять и толковать в соответствии со своими геополитическими задачами. Мы неоднократно указывали на то, что в альянсе коверкают принцип неделимости безопасности, делая акцент только на одной его части – на свободе выбора путей обеспечения безопасности, включая участие в военных союзах. При этом опускают все другие неразрывно связанные с этим положением элементы, в частности обязательство не укреплять свою безопасность за счет безопасности других и принцип, гласящий, что все без исключения обязательства, принятые в рамках ОБСЕ, в равной степени распространяются на каждое государство-участника. В реальной политике НАТО принцип неделимости безопасности работает только для членов альянса. А для всех других она делима.



all messages