24 мая 2018
Москва: 13:03
Лондон: 11:03

Консульские вопросы:  
+44 (0) 203 668 7474  
info@rusemb.org.uk  

 

АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ МНЕНИЯ

Материалы, размещенные в данном разделе отражают частное мнение авторов, которое может не совпадать с мнением руководства Российской Федерации и Посольства.

02.08.2015

Дипломатия бессильна? (Опубликовано в РГ (Федеральный выпуск) N6730 от 22 июля 2015 г.)

Сегодня говорить о летнем затишье не приходится, но все же с приближением августа организованная политическая жизнь затихает. (Что, конечно, не исключает сюрпризов, на которые, как мы знаем, август зачастую очень богат.) С чем международная политика уходит на условные каникулы до осени?

Главные события истекшего сезона - Минский процесс, подъем Исламского государства, обострение греческого долгового кризиса и успешное завершение переговоров по иранской ядерной программе. У каждого из этих явлений своя предыстория и логика, однако в совокупности они составляют вполне целостную картину глобальной политики. Украина, Греция и Иран - три лица современной дипломатии.

Минский процесс - пример отчаянной попытки прекратить масштабное кровопролитие в ситуации, когда в полной мере непонятны ни участники конфликта, ни их конечные цели. Усилия переговорщиков направлены на выработку таких формулировок, которые позволили бы быть минимально конкретными, потому что четкие и точно прописанные обязательства брать на себя никто не хотел. Судьба договоренностей вполне характерна: перепалки идут даже не о том, кто их выполняет, а что означает выполнение. При этом все, как мантру, повторяют, что альтернативы Минским соглашениям нет, и это правда. Прекращение большой войны - это уже достижение, а установление прочного мира, похоже, просто невозможно. Понятно, что положение хрупкое и опасное, но оно иллюстрирует одну из сегодняшних истин - в мире, который пребывает в переходном состоянии непонятно куда, есть проблемы, вовсе неразрешимые. Максимум - их можно пытаться минимизировать.

На том фоне иранские переговоры - противоположный полюс. Они тянулись так долго, потому что главные участники - Тегеран и Вашингтон - стремились прописать буквально каждый шаг. Причем максимально конкретно, чтобы не могло возникнуть двойного толкования. Причина простая - полное недоверие друг к другу. Места ни для каких джентльменских соглашений нет, все должно быть запротоколировано, механизмы контроля заранее предусмотрены. Только в этом случае есть шанс на исполнение, и нынешняя сделка позволяет на это надеяться. Женевско-венский процесс (в отличие от Минского) показал, что если стороны точно знают, чего хотят, и действительно желают договориться, очень многого можно добиться. Понятно, что политической воли добавила общая обстановка - рассыпающийся Ближний Восток заставляет переступать прежние ограничения и искать новые формы политического выживания.

Греция - еще один вариант. Достигнутый в результате "компромисс" оставил у всех тяжелое послевкусие и ощущение того, что ничего не решено, зато совершено насилие. С одной стороны, давно понятно, что в еврозоне надо наводить порядок, а для этого - если консенсус не складывается сам собой - нужна чья-то лидерская воля. Этот кто-то очевиден - Германия, самая мощная страна Евросоюза. С другой стороны, проявление этой воли сразу всех напугало, а главное - возник вопрос: знает ли лидер, что делать? Пока Берлин фактически принудил Грецию и остальных партнеров продолжать движение по пути, который был избран пять лет назад: суровая санация недееспособных и, в принципе, никаких поблажек. Уверенности в правильности такого подхода все меньше, но Германия - держава последовательная, если она за что-то берется, то педантично доводит до конца. Как бы то ни было, кризис еврозоны показал третий тип переговорного подхода - диктат наиболее сильного, который кто-то принимает добровольно и с охотой, а кто-то со страхом и сомнением.

Четвертое главное событие уходящего сезона - успехи Исламского государства - отчасти нивелирует все вышеизложенное, поскольку демонстрирует стихию, перед которой дипломатия и политика бессильны, в какой бы форме они ни проявлялись. Исламское государство - системный слом модели, схемы, по которой в ХХ веке был устроен Ближний Восток. Воронка, которая засасывает людей, государства, общественно-политические формации. Загадочная популярность людоедской жестокости, которую практикует ИГ, за пределами даже их культурно-религиозного ареала (европейцы и россияне, которые готовы влиться в ряды) заставляет задуматься о чем-то более масштабном, чем корни исламского экстремизма.

Мир переживает болезненные перемены уже давно. Но сейчас распространяется неуверенность не только в будущем, но и в том, что известные способы решения социальных проблем вообще действенны. Рост правого и левого популизма в Европе, поляризация в США, разрушительная радикализация Ближнего Востока, поиск новой идентичности на бывшем советском пространстве, даже нервозность Китая, первого ученика в школе глобализации, порождают растущий запрос на альтернативы. Никто не может гарантировать, что они вообще работоспособны, но сам по себе спрос, как и положено, порождает предложение.

Тревожным симптомом минувшего периода стали участившиеся разговоры о большой войне. Страх, ушедший, казалось, навсегда на рубеже 1990-х годов, вновь дает себя знать. При этом, как отмечают многие специалисты, никакого реального основания ни для гонки вооружений, ни для серьезного столкновения интересов нет. Но в современном мире грань между реальностью и иллюзией практически стерлась.

http://www.rg.ru/2015/07/22/diplomatia.html




ПОСЛЕДНИЕ СООБЩЕНИЯ

04.04.2018 - Первый глава ОЗХО: "Все знали, что в Ираке нет химического оружия" (материал Би-Би-Си)

Каждую годовщину войны в Ираке Жозе Бустани испытывает грусть и негодование. Спустя 15 лет бразильский дипломат по-прежнему уверен, что мог помочь предотвратить то, что он описывает как "бесполезное вторжение и его ужасающие последствия". Бустани, которому сейчас 72 года, был первым председателем Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО), созданной в 1997 году для контроля за соблюдением запрета на использование химического оружия и ликвидацией его запасов.


09.02.2018 - О чем говорит визит в Москву министра иностранных дел Великобритании Б.Джонсона (статья А.М.Крамаренко в журнале "Международная жизнь")

22 декабря 2017 года состоялся рабочий визит в Россию министра иностранных дел Великобритании Б.Джонсона, который провел переговоры с С.В.Лавровым по широкому кругу вопросов двусторонней повестки дня и актуальным международным темам. По итогам состоявшихся обсуждений оба министра на совместной пресс-конференции говорили о необходимости восстановления взаимного доверия, о том, что нынешнее состояние отношений между Москвой и Лондоном никак нельзя назвать удовлетворительным. Отсюда взаимное стремление к более эффективному взаимодействию на международной арене, тем более что к этому обязывает статус России и Великобритании как постоянных членов Совета Безопасности ООН, а также к восстановлению нормы в сфере двусторонних отношений. Визит Б.Джонсона был первым визитом британского министра иностранных дел в Россию за последние пять лет. В чем причина отсутствия нормальных отношений между Россией и Великобританией в последние годы и на что позволяют надеяться итоги состоявшихся в Москве переговоров?


21.12.2017 - Джонсон едет в РФ в условиях практически свернутого политического диалога (статья агентства РИА Новости, 20 декабря 2017 г.)

ЛОНДОН, 20 дек – РИА Новости. Глава МИД Великобритании Борис Джонсон едет в Россию в условиях крайне холодных отношений двух стран, но рассчитывает на диалог по вопросам борьбы с терроризмом, киберугрозами, и по взаимодействию при подготовке чемпионата мира по футболу. В числе прочих тем, которые хотел бы обсудить британский министр в Москве — Сирия и пути восстановления двусторонних отношений. В среду МИД России сообщил, что встреча российского и британского министров запланирована на пятницу, 22 декабря. В настоящее время политический диалог Москвы и Лондона фактически сводится к техническим, преимущественно визовым вопросам. Сложно предугадать, сможет ли визит Джонсона изменить эту ситуацию. В ряде случаев британцы демонстрируют конструктивный настрой – относительно успешно прошла недавняя поездка в Москву замглавы британского МИД Алана Дункана. Замминистра в начале декабря обсудил с первым замглавы российского МИД Владимиром Титовым сотрудничество двух стран по обеспечению безопасности в преддверии чемпионата мира по футболу, а также двусторонние вопросы. Однако за последние годы, при правительствах консерваторов Дэвида Кэмерона и Терезы Мэй, российско-британские отношения переживают не лучшие времена. Кризис наступил из-за разногласий по ситуации на Украине и вокруг Крыма, а также по Сирии. Политический диалог практически полностью свернут. Лондон в одностороннем порядке заморозил полезные и востребованные двусторонние форматы межправительственного сотрудничества: стратегический диалог в формате "2+2" (министры иностранных дел и обороны), энергетический диалог высокого уровня, работу межправительственной комиссии по торговле и инвестициям и комитета по науке и технологиям. Фактически прекращены регулярные консультации по линии внешнеполитических ведомств.


22.05.2017 - Всеобщие выборы в Британии: о России - или ничего, или плохо ("Русская служба Би-Би-Си")

Материал опубликован по адресу: http://www.bbc.com/russian/features-39952589 Юри Вендик Русская служба Би-би-си Главные темы июньских всеобщих выборов в Британии - "брексит" и социально-экономическая политика. Но в предвыборных платформах основных партий упоминается и Россия - в основном в качестве потенциальной угрозы и проблемы в международной политике.


16.02.2017 - Глобальный бунт и глобальный порядок. Революционная ситуация в мире и что с ней делать - доклад дискуссионного клуба "Валдай"

Спустя много лет после студенческих волнений, которые охватили практически весь мир в 1968 году, активист тогдашнего движения Даниэль Кон-Бендит так вспоминал суть происходившего: «Это было восстание поколения, родившегося после Второй мировой войны, против общества, которое военное поколение построило после 1945 года». Бунт проявлялся по-разному – в зависимости от места действия. В Варшаве и Праге люди протестовали против коммунистического режима, в Париже и Франкфурте клеймили буржуазно-консервативное засилье, в Сан-Франциско и Нью-Йорке возмущались милитаризмом и неравноправием, а в Исламабаде и Стамбуле отвергали власть военных. Всех объединяло нежелание жить по-старому. «Мы были первым медиапоколением. СМИ играли большую роль, потому что они передавали искру жгучего неприятия, и она воспламеняла одну страну за другой», – вспоминал Кон-Бендит. Почти полвека спустя мир снова живет «параллельным временем».


02.08.2015 - Иранский прецедент и украинский узел (Опубликовано в РГ (Федеральный выпуск) N6730 от 22 июля 2015 г.)

Игорь Иванов (президент Российского совета по международным делам (РСМД), министр иностранных дел РФ (1998-2004 гг.)). Слаженные действия России и США во многом обеспечили достижение договоренностей по Ирану.


02.06.2015 - Евроазиатский выход из европейского кризиса (статья С.А.Караганова, будет опубликована в следующем номере журнала "Россия в глобальной политике")

Уже приходилось писать, что, выйдя из холодной войны, Европа проиграла послевоенный мир. Континент стоит перед угрозой стратегической деградации – либо карикатурный повтор военно-политического раскола на противостоящие блоки, либо период беспокойной неопределенности.


23.02.2015 - Европа: Можно ли избежать поражения? (Опубликовано в РГ (Федеральный выпуск) №6605 от 19 февраля 2015)

Вся Европа, выиграв в холодной войне, проигрывает мир после нее. И вступает в следующую фазу международных отношений разъединенной, опять стоящей на грани конфронтации, а то и большой войны. Есть ли еще шанс все-таки не проиграть? Думаю, да. Но сначала надо понять, как мы дошли до жизни такой.


11.07.2014 - Киев стоит на распутье (Игорь Иванов, Российская газета", 9 июля 2014 г.)

Всем нам - и украинцам, и их соседям - все равно надо будет ответить на главный вопрос, от которого не уйти: а что станется с Украиной?


23.04.2014 - Россия - не НАТО («Российская Газета» 22.04.2014)

Минобороны пересматривает отношения с Североатлантическим блоком. Кризис на Украине руководство НАТО решило использовать для наращивания своего военного присутствия у российских границ. Создается впечатление, что в Вашингтоне и Брюсселе давно ждали повода для продвижения армейской инфраструктуры на Восток.



all messages