27 мая 2018
Москва: 16:47
Лондон: 14:47

Консульские вопросы:  
+44 (0) 203 668 7474  
info@rusemb.org.uk  

 

АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ МНЕНИЯ

Материалы, размещенные в данном разделе отражают частное мнение авторов, которое может не совпадать с мнением руководства Российской Федерации и Посольства.

02.08.2015

Иранский прецедент и украинский узел (Опубликовано в РГ (Федеральный выпуск) N6730 от 22 июля 2015 г.)

Слаженные действия России и США во многом обеспечили достижение договоренностей по Ирану

Договоренности, достигнутые между "шестеркой" международных посредников и Тегераном по вопросам иранской ядерной программы - это одно из самых значимых позитивных событий мировой политики последнего времени. Если эти договоренности не станут жертвой объективно сложного процесса имплементации, либо недальновидных политических интриг, то они, несомненно, могут сыграть важную роль и не только в деле урегулирования ядерной программы Ирана. Укрепляется режим нераспространения ядерного оружия, появляются дополнительные возможности для объединения усилий ведущих мировых держав на Ближнем Востоке и в других кризисных регионах, можно ожидать положительной реакции со стороны мировых экономических рынков.

 Конечно, переговорный процесс "шестерки" с Тегераном - явление в известном смысле уникальное, и прямые аналогии между иранским ядерным вопросом и другими проблемами мировой политики вряд ли уместны.

 И, тем не менее, иранский прецедент создан, и он заслуживает самого тщательного анализа с тем, чтобы использовать наработанный опыт при решении других международных проблем.

 Прежде всего, стоит отметить, что соглашение было достигнуто при крайне негативном общем фоне отношений между Россией и Западом. Переговорщикам удалось вынести этот фон за скобки переговорного процесса, не допустить развала "шестерки", сохранить единые позиции и довести дело до успешного завершения. В том числе и потому, что поставленная цель была предельно ясной и конкретной, не допускающей произвольных трактовок и односторонних интерпретаций.

 "Шестерке" и Ирану также в целом удалось изолировать марафонский переговорный процесс от деформирующего воздействия внутренней политики. За долгие годы, прошедшие после начала переговоров, в большинстве стран-участниц многократно менялись президенты и премьер-министры, менялся и состав команд переговорщиков. Некоторым лидерам стран "шестерки", да и лидерам в Тегеране, приходилось испытывать на себе немалое давление со стороны политических оппонентов, стремящихся сорвать достижение договоренности. Однако политическая воля и нацеленность на решение проблемы с обеих сторон, в конце концов, победили.

 Все участники переговорного процесса отмечают, что переговоры были трудными, технически сложными, и что не раз все висело буквально на волоске. Но никто не поддался искушению громко хлопнуть дверью, свалив вину за срыв договоренностей на другую сторону. Переговоры, разумеется, велись жестко, но при сохранении уважительного отношения друг к другу, при стремлении понять позиции партнера, без нагнетания враждебной риторики и развязывания пропагандистских войн.

 Договоренности по ядерной программе Ирана еще раз продемонстрировали значение российско-американского диалога на современном этапе. Именно слаженные действия России и США во многом обеспечили достижение таких договоренностей. Иранский пример, как и недавний пример ликвидации химического оружия в Сирии, еще раз продемонстрировал, что Россия и США остаются гарантами укрепления режима нераспространения ядерного и других видов оружия массового поражения.

 Наверное, есть и другие, не менее важные особенности подготовки соглашения по иранскому ядерному вопросу, которые еще долго будут изучаться аналитиками и экспертами-международниками. Разумеется, говорить об окончательном решении иранской ядерной проблемы пока преждевременно. Но главный вывод очевиден: политическая воля, четкость в постановке задач, высокий профессионализм участников, их стремление к компромиссу, последовательность и преемственность этапов переговорного процесса - все эти факторы позволяют достигать успеха даже в самых сложных международных ситуациях.

 Иранский прецедент заслуживает особого внимания в контексте продолжающегося кризиса внутри и вокруг Украины. К сожалению, приходится констатировать, что сложившийся "нормандский формат" обсуждения украинского кризиса по целому ряду параметров явно уступает формату переговоров "шестерки" и Ирана. Не все участники "минского процесса" демонстрируют политическую волю, необходимую для достижения договоренностей. Не всегда четко определяются цели переговоров, за исключением постановки самых ближайших, тактических задач. Также далеко не всегда проявляется готовность всех участников к компромиссу, к учету взаимных интересов. Пропагандистская война между Западом и Россией не предусматривает даже временных перемирий на период подготовки и выполнения договоренностей.

 Между тем раскручивающаяся воронка украинского кризиса объективно придает национальной драме все больше международных измерений, втягивая в себя соседние государства, военно-политические союзы, привлекая отовсюду все новых и новых международных авантюристов, криминальных элементов и кондотьеров. С другой стороны, становится все более и более очевидным отсутствие внутри Украины политических сил, способных реально подготовить, возглавить и осуществить процесс выхода из кризиса без активного международного участия.

 Недавние события в Мукачево еще раз показали, что нынешнее руководство в Киеве, к сожалению, не способно обеспечить элементарный порядок на подконтрольной ему территории. Еще более ограничены его возможности самостоятельно решить многочисленные экономические, социальные и финансовые проблемы, стоящие перед страной сегодня. И закрывать глаза на эту реальность, как это делают сегодня многие западные лидеры, - значит вольно или невольно содействовать дальнейшему углублению кризиса, который уже реально угрожает самим основам украинской государственности.

 Единственный выход из украинского тупика - качественное повышение уровня сотрудничества основных международных игроков, заинтересованных в скорейшем преодолении кризиса. Это касается и интенсивности работы самого переговорного механизма, и набора обсуждаемых проблем, и состава участников "минского процесса". Это касается формирования широкого международного консенсуса относительно этапов выхода Украины из кризиса и будущего этой страны в новой системе европейской безопасности. Это касается набора стимулов - как позитивных, так и негативных, - которые международное сообщество должно иметь в своем распоряжении, взаимодействуя со всеми участниками конфликта на Украине.

 Наверное, найдутся скептики, полагающие, что всех этих мер окажется недостаточно для того, чтобы вывести украинскую ситуацию из тупика. Будут делаться ссылки на дополнительные осложняющие обстоятельства, снижающие вероятность преодоления кризиса в обозримом будущем. Но позволю себе напомнить, что и на всем протяжении переговоров между "шестеркой" и Ираном скептиков было более чем достаточно. И, тем не менее, договоренность по иранской ядерной программе состоялась. Так стоит ли заранее записываться в ряды скептиков в оценке шансов на преодоление украинского кризиса?

http://www.rg.ru/2015/07/22/ivanov.html




ПОСЛЕДНИЕ СООБЩЕНИЯ

04.04.2018 - Первый глава ОЗХО: "Все знали, что в Ираке нет химического оружия" (материал Би-Би-Си)

Каждую годовщину войны в Ираке Жозе Бустани испытывает грусть и негодование. Спустя 15 лет бразильский дипломат по-прежнему уверен, что мог помочь предотвратить то, что он описывает как "бесполезное вторжение и его ужасающие последствия". Бустани, которому сейчас 72 года, был первым председателем Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО), созданной в 1997 году для контроля за соблюдением запрета на использование химического оружия и ликвидацией его запасов.


09.02.2018 - О чем говорит визит в Москву министра иностранных дел Великобритании Б.Джонсона (статья А.М.Крамаренко в журнале "Международная жизнь")

22 декабря 2017 года состоялся рабочий визит в Россию министра иностранных дел Великобритании Б.Джонсона, который провел переговоры с С.В.Лавровым по широкому кругу вопросов двусторонней повестки дня и актуальным международным темам. По итогам состоявшихся обсуждений оба министра на совместной пресс-конференции говорили о необходимости восстановления взаимного доверия, о том, что нынешнее состояние отношений между Москвой и Лондоном никак нельзя назвать удовлетворительным. Отсюда взаимное стремление к более эффективному взаимодействию на международной арене, тем более что к этому обязывает статус России и Великобритании как постоянных членов Совета Безопасности ООН, а также к восстановлению нормы в сфере двусторонних отношений. Визит Б.Джонсона был первым визитом британского министра иностранных дел в Россию за последние пять лет. В чем причина отсутствия нормальных отношений между Россией и Великобританией в последние годы и на что позволяют надеяться итоги состоявшихся в Москве переговоров?


21.12.2017 - Джонсон едет в РФ в условиях практически свернутого политического диалога (статья агентства РИА Новости, 20 декабря 2017 г.)

ЛОНДОН, 20 дек – РИА Новости. Глава МИД Великобритании Борис Джонсон едет в Россию в условиях крайне холодных отношений двух стран, но рассчитывает на диалог по вопросам борьбы с терроризмом, киберугрозами, и по взаимодействию при подготовке чемпионата мира по футболу. В числе прочих тем, которые хотел бы обсудить британский министр в Москве — Сирия и пути восстановления двусторонних отношений. В среду МИД России сообщил, что встреча российского и британского министров запланирована на пятницу, 22 декабря. В настоящее время политический диалог Москвы и Лондона фактически сводится к техническим, преимущественно визовым вопросам. Сложно предугадать, сможет ли визит Джонсона изменить эту ситуацию. В ряде случаев британцы демонстрируют конструктивный настрой – относительно успешно прошла недавняя поездка в Москву замглавы британского МИД Алана Дункана. Замминистра в начале декабря обсудил с первым замглавы российского МИД Владимиром Титовым сотрудничество двух стран по обеспечению безопасности в преддверии чемпионата мира по футболу, а также двусторонние вопросы. Однако за последние годы, при правительствах консерваторов Дэвида Кэмерона и Терезы Мэй, российско-британские отношения переживают не лучшие времена. Кризис наступил из-за разногласий по ситуации на Украине и вокруг Крыма, а также по Сирии. Политический диалог практически полностью свернут. Лондон в одностороннем порядке заморозил полезные и востребованные двусторонние форматы межправительственного сотрудничества: стратегический диалог в формате "2+2" (министры иностранных дел и обороны), энергетический диалог высокого уровня, работу межправительственной комиссии по торговле и инвестициям и комитета по науке и технологиям. Фактически прекращены регулярные консультации по линии внешнеполитических ведомств.


22.05.2017 - Всеобщие выборы в Британии: о России - или ничего, или плохо ("Русская служба Би-Би-Си")

Материал опубликован по адресу: http://www.bbc.com/russian/features-39952589 Юри Вендик Русская служба Би-би-си Главные темы июньских всеобщих выборов в Британии - "брексит" и социально-экономическая политика. Но в предвыборных платформах основных партий упоминается и Россия - в основном в качестве потенциальной угрозы и проблемы в международной политике.


16.02.2017 - Глобальный бунт и глобальный порядок. Революционная ситуация в мире и что с ней делать - доклад дискуссионного клуба "Валдай"

Спустя много лет после студенческих волнений, которые охватили практически весь мир в 1968 году, активист тогдашнего движения Даниэль Кон-Бендит так вспоминал суть происходившего: «Это было восстание поколения, родившегося после Второй мировой войны, против общества, которое военное поколение построило после 1945 года». Бунт проявлялся по-разному – в зависимости от места действия. В Варшаве и Праге люди протестовали против коммунистического режима, в Париже и Франкфурте клеймили буржуазно-консервативное засилье, в Сан-Франциско и Нью-Йорке возмущались милитаризмом и неравноправием, а в Исламабаде и Стамбуле отвергали власть военных. Всех объединяло нежелание жить по-старому. «Мы были первым медиапоколением. СМИ играли большую роль, потому что они передавали искру жгучего неприятия, и она воспламеняла одну страну за другой», – вспоминал Кон-Бендит. Почти полвека спустя мир снова живет «параллельным временем».


02.08.2015 - Дипломатия бессильна? (Опубликовано в РГ (Федеральный выпуск) N6730 от 22 июля 2015 г.)

Федор Лукьянов (председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике). Сегодня говорить о летнем затишье не приходится, но все же с приближением августа организованная политическая жизнь затихает. (Что, конечно, не исключает сюрпризов, на которые, как мы знаем, август зачастую очень богат.) С чем международная политика уходит на условные каникулы до осени? Главные события истекшего сезона - Минский процесс, подъем Исламского государства, обострение греческого долгового кризиса и успешное завершение переговоров по иранской ядерной программе. У каждого из этих явлений своя предыстория и логика, однако в совокупности они составляют вполне целостную картину глобальной политики. Украина, Греция и Иран - три лица современной дипломатии.


02.06.2015 - Евроазиатский выход из европейского кризиса (статья С.А.Караганова, будет опубликована в следующем номере журнала "Россия в глобальной политике")

Уже приходилось писать, что, выйдя из холодной войны, Европа проиграла послевоенный мир. Континент стоит перед угрозой стратегической деградации – либо карикатурный повтор военно-политического раскола на противостоящие блоки, либо период беспокойной неопределенности.


23.02.2015 - Европа: Можно ли избежать поражения? (Опубликовано в РГ (Федеральный выпуск) №6605 от 19 февраля 2015)

Вся Европа, выиграв в холодной войне, проигрывает мир после нее. И вступает в следующую фазу международных отношений разъединенной, опять стоящей на грани конфронтации, а то и большой войны. Есть ли еще шанс все-таки не проиграть? Думаю, да. Но сначала надо понять, как мы дошли до жизни такой.


11.07.2014 - Киев стоит на распутье (Игорь Иванов, Российская газета", 9 июля 2014 г.)

Всем нам - и украинцам, и их соседям - все равно надо будет ответить на главный вопрос, от которого не уйти: а что станется с Украиной?


23.04.2014 - Россия - не НАТО («Российская Газета» 22.04.2014)

Минобороны пересматривает отношения с Североатлантическим блоком. Кризис на Украине руководство НАТО решило использовать для наращивания своего военного присутствия у российских границ. Создается впечатление, что в Вашингтоне и Брюсселе давно ждали повода для продвижения армейской инфраструктуры на Восток.



all messages