22 января 2022
Москва: 17:55
Лондон: 14:55

Консульские вопросы:  
+44 (0) 203 668 7474  
info@rusemb.org.uk  

 

ВИДЕОМАТЕРИАЛЫ

14.01.2022

Ежегодная пресс-конференция С.Лаврова по итогам 2021 года, Москва, 14 января 2022 года

Уважаемые коллеги,

Добрый день! Поздравляю всех с наступившими новым годами по всем стилям, кроме некоторых наших восточных коллег. Праздники продлятся еще месяц: китайский Новый год и по восточному календарю.

Приступили к работе после праздников «с колёс». Даже частично пожертвовали выходными днями. Нынешняя обстановка в мире такова, что отдыхать и расслабляться не приходится. Не буду детально её оценивать. Вы знакомы с подробными программными выступлениями Президента России В.В.Путина на расширенных заседаниях Коллегий министерств иностранных дел и обороны нашей страны и на большой пресс-конференции 23 декабря 2021 г.

Всем понятно, что ситуация не улучшается. Накапливается конфликтный потенциал. Западные коллеги в решающей степени способствуют такому негативному развитию событий. Они взяли курс на подрыв архитектуры международных отношений, базирующихся на Уставе ООН. Ведут линию на подмену международного права своими «правилами», на которых они хотят заставить всех выстраивать новый миропорядок. Создаются разного рода «форматы» по направлениям международной деятельности, давно стоящим на повестке дня универсальных органов системы ООН. Происходит дублирование. Эти узкие форматы, «междусобойчики» подаются как коалиции «передовиков», диктующих новые подходы, «необходимые» сегодня всем остальным. Те, кто не присоединяется к таким мероприятиям, объявляются ретроградами, странами, пытающимися внедрить ревизионизм в международную жизнь. Хотя, казалось бы, ревизионизм – это то, чем сейчас занимается Запад. Он пытается ревизовать Устав ООН. Россия и другие страны, являющиеся нашими союзниками и стратегическими партнерами, отстаивают Устав Организации, её принципы, цели, структуру и защищают ее от ревизионизма.

Наиболее одиозный «прожект» состоялся 9-10 декабря 2021 г. – «саммит за демократию». Подготовка этой встречи, само мероприятие, его провозглашенные в Вашингтоне «результаты» – наглядный пример курса американских коллег на реидеологизацию международной жизни (от чего мы не так давно избавились) и создание новых разделительных линий.

Курс США и Североатлантического альянса откровенно провозглашен как сдерживание КНР и Российской Федерации. Не прекращаются попытки искусственно расширять состав НАТО, втягивать туда Украину. Недавно прозвучали интересные заявления от руководства альянса и США о том, что скандинавские страны, не являющиеся членами НАТО, будут приветствоваться. Попытки искусственного «заманивания» и расширения этой структуры, потерявшей смысл своего существования после «холодной войны» и исчезновения Варшавского договора, продолжаются.

В декабре 2021 г. передали США и членам НАТО два документа, обнародовали их: проекты договора между Россией и США о гарантиях безопасности и соглашения о мерах обеспечения безопасности между Россией и государствами НАТО. Они носят пакетный характер. Направлены на исключение любого дальнейшего продвижения НАТО на восток и размещения угрожающих нам систем вооружений вблизи российских границ. 10 января с.г. в Женеве состоялись переговоры между нашими и американскими экспертами. 12 января с.г. – заседание с участием стран НАТО в Брюсселе. Четко обозначили и подробно аргументировали необходимость сконцентрироваться именно на прекращении экспансии одного блока в ущерб интересам других государств на европейском континенте. Думаю, вы внимательно следили за подробным освещением этих мероприятий и интервью представителей МИД и Минобороны России.

Отмечу, нам нужны именно юридически обязывающие гарантии. Политические обязательства, которые закреплялись в 1990-е гг. (не говоря уже об устных обещаниях), никогда не выполнялись нашими западными партнерами. Судя по всему, они не собираются этого делать и сейчас. Это отдельная тема. Подробно разъясняли ущербность такого подхода, неприемлемость однобокого толкования политических обязательств о нерасширении НАТО и об обеспечении неделимости безопасности. Ожидаем от наших коллег письменных, положенных «на бумагу», ответов. Как это сделали мы, внося свои предложения. Продолжим работу над тем, чтобы быть готовыми на случай любого развития событий.

Убеждены, что при наличии доброй воли, готовности к компромиссу всегда можно найти взаимоприемлемые решения. Напомню, в начале 2021 г. удалось продлить Договор об ограничении стратегических наступательных вооружений на пять лет без каких-либо условий, как это и предлагала Российская Федерация. Оценили этот шаг Администрации Дж.Байдена в качестве одного из первых после вступления в свои права. В ходе встречи в Женеве 16 июня 2021 г. Президенты России и США В.В.Путин и Дж.Байден договорились о необходимости диалога по всем вопросам стратегической стабильности и влияющим на неё вооружениям. Было принято важное заявление, подтверждающее принцип о том, что ядерная война не может быть выиграна, поэтому она никогда не должна быть развязана. С удовлетворением отмечу, что в рамках «пятерки» постоянных членов Совета Безопасности ООН на высшем уровне 3 января с.г. принято соответствующее совместное заявление о недопустимости ядерной войны и об обязательствах ядерных держав сделать всё, чтобы её предотвратить. Этот шаг будет способствовать подготовке саммита лидеров пяти ядерных государств, с инициативой созыва которого выступил Президент России В.В.Путин. Ожидаем договоренности по организационным вопросам и повестке дня этого мероприятия. Надеемся, что оно состоится в очном режиме, как только позволит эпидемиологическая обстановка.

Работаем на западном векторе, активно действуем на других направлениях российской внешней политики. В 2021 г. развивалось интеграционное сотрудничество в рамках ЕАЭС, укреплялся процесс интеграции в рамках Союзного государства России и Белоруссии. Это способствовало продвижению инициативы Президента России В.В.Путина по формированию Большого Евразийского партнерства.

Развивали отношения в этом контексте с партнерами на азиатском континенте. Отмечали 20-летие подписания Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Россией и Китаем. Продвигали особо привилегированное стратегическое партнерство с Индией и с большинством партнеров в АТР, а также с государствами Африки и Латинской Америки. В АТР особое внимание уделяли активным связям со странами-членами АСЕАН в контексте формирования Большого Евразийского партнерства. Максимально использовали возможности для конструктивного диалога, который предоставляют такие объединения, как «Группа двадцати», БРИКС и ШОС.

Были вовлечены в работу по содействию урегулированию различных конфликтов (в Нагорном Карабахе, Сирии, Афганистане, Ливии), иранской ядерной программы, палестино-израильским делам, ситуации на Корейском полуострове и в других «горячих точках». В этом контексте отмечу миссию, которую выполнили (сейчас завершают остающиеся вопросы) миротворческие силы ОДКБ. По просьбе Президента Казахстана К.-Ж.Токаева миротворцы помогли справиться с откровенной террористической угрозой, оказавшейся на территории этой страны не без влияния извне.

Внимательным образом занимались дипломатической поддержкой работы по борьбе с пандемией коронавируса и её последствиями. Вакцина «Спутник V» зарегистрирована в 71 стране. В наших контактах с зарубежными партнерами продолжаем разъяснять очевидную практическую значимость инициативы Президента России В.В.Путина, выдвинутой на саммите «Группы двадцати» 30-31 октября 2021 г., о взаимном признании национальных вакцинных сертификатов. С рядом стран такие договоренности уже достигнуты.

В 2022 г. продолжим работать на всех этих направлениях. Будем отстаивать центральную роль ООН, необходимость строгого уважения международного права, как оно воплощено в универсально согласованных и принятых документах, без попыток «растащить» его по отдельным статьям и интерпретировать их в угоду только одной группе стран.

Будем бороться с терроризмом и киберпреступностью. На этот счет есть важные решения, принятые за последний год в ООН и в других форматах. Будем поддерживать и способствовать консолидации Русского мира в качестве многонационального и многоконфессионального движения. В октябре 2021 г. состоялся VII Всемирный конгресс российских соотечественников. Были намечены дальнейшие совместные планы.

На особом контроле останутся вопросы обеспечения свободы выражения мнений и равного доступа к информации. В этой связи будем и впредь настаивать на том, чтобы западные коллеги не «отлынивали» от своих обязательств и в полной мере их выполняли.

Продолжим общаться со СМИ, если вам это интересно. Готовы к этому.

Вопрос: Вы уже сказали об итогах переговоров по российским предложениям по гарантиям безопасности в Брюсселе и Женеве. Сейчас ждем письменного ответа: от США на следующей неделе, от НАТО – в течение недели. Вместе с тем видим, что наши партнеры критически и иногда отрицательно высказываются по важным для нас положениям. Какие действия предпримет Россия, если предложения будут отвергнуты США и НАТО?

С.В.Лавров: Ожидаем письменной реакции. Есть основания полагать, что наши партнеры уяснили необходимость сделать это быстро, конкретно, «на бумаге». Мы не будем ждать бесконечно. Планы «замотать» этот процесс существуют. Если говорить откровенно, то все понимают, что перспектива достижения согласия зависит от США. Что бы нам ни говорили о необходимости консультироваться с союзниками и вовлекать всех членов ОБСЕ в эти переговоры – это все отговорки и попытки затянуть процесс.

Когда формировались отношения между Россией и НАТО, заключался Основополагающий акт, достигалось решение о создании Совета Россия-НАТО – в контексте всех этих процессов между Москвой и Североатлантическим альянсом согласовывались политические договоренности о том, как мы будем вести себя впредь в рамках конфигурации вооруженных сил и вооружений, ­– никто не консультировался. Это никому не приходило в голову. Ни с ОБСЕ, ни с Европейским Союзом, который сейчас (устами Ж.Борреля) активно «обижается», что их оставили «за бортом». Можно отдельно говорить на эту тему.

Хотим видеть позицию «на бумаге», постатейно по каждому нашему пункту обоих документов получить реакцию: что подходит, что нет и почему. Если это нужно чем-то дополнить, пусть сформулируют поправки.

Вы упомянули то, что сейчас на устах у всех СМИ, – западная реакция концентрируется прежде всего на безапелляционной констатации невозможности отказаться от принципа открытых дверей Североатлантического альянса. Но Россия не связана какими-либо договоренностями внутри НАТО. Мы, американцы, европейцы, натовцы, нейтралы прочно связаны договоренностями и политическими обязательствами в рамках ОБСЕ. Организация в этом контексте предоставляет нам нормативную основу исключительно потому, что в 1990-е гг. достигалась договоренность о недопустимости подрыва неделимости безопасности и укрепления собственной безопасности за счет безопасности других. В тех документах (в частности, в Хартии европейской безопасности, подписанной на высшем уровне в 1999 г. в Стамбуле) зафиксированы три компонента. Их все разделили и под ними подписались.

Первое – то, о чем сейчас любит говорить Запад, – право свободно выбирать способы обеспечения своей безопасности, включая союзные договоры. Там же сказано, что каждое государство имеет право на нейтралитет. Это тоже не надо забывать. Затем идет блок, являющийся неотъемлемой частью этого компромисса, – договоренности о том, что каждое государство будет уважать права остальных стран и не будет укреплять собственную безопасность за счет безопасности других. Специально оговорено, что ни одно государство, группа стран или организация не могут быть наделены преимущественной ответственностью за поддержание мира и стабильности в Евроатлантическом регионе и не могут рассматривать какую-либо часть этого региона в качестве сферы своего влияния.

Наши коллеги из США и НАТО, «прикарманивая» первую часть этого неразрывного пакета (право каждого выбирать союзы), пытаются перечеркнуть всё остальное, без чего первая часть не работает. Мы не связаны этой нормой (об уважении права выбирать союзы), если она будет применяться или будут пытаться ее применить в грубейшее нарушение остальных частей этого неразрывного пакета. Достаточно подробно это объяснили. Ждем письменных ответов. После чего, если станет ясно, что имеет смысл возобновить переговоры, этот вопрос будет главным.

Будем настаивать на объяснении, как наши партнеры относятся к своим обязательствам, тем более принятым на высшем уровне. Если наши предложения будут отвергнуты, то  оценим ситуацию и доложим Президенту России В.В.Путину. В рамках большой пресс-конференции он говорил, что мы будем принимать решения с учетом всех факторов, прежде всего в интересах надежного обеспечения нашей безопасности. Гадать, как сейчас это пытаются сделать коллеги на Западе, не стану. Считаю это контрпродуктивным. Нам важно получить конкретный ответ или контрпредложения, чтобы они касались вопросов, сформулированных в наших документах и являющихся ключевыми для недопущения негативного развития в нашем общем регионе – в Европе. Будем судить по реакции коллег, насколько они серьезны.

Глава переговорной команды США в Женеве, заместитель Государственного секретаря США У.Шерман, давая интервью, сказала, что это были не переговоры, а изучение позиций. Это красноречиво. Мы пришли на эти переговоры с позициями, сформулированными «на бумаге» за месяц до даты встречи в Женеве. Американцы, которые за этот месяц так и не смогли изучить наши предложения с тем, чтобы сформулировать конкретную позицию, лишь ограничивались вопросами и устными объяснениями. Это пройденный этап.

Вопрос: Рассматривает ли Россия возможность расширения в каких-либо странах своего политического и военно-стратегического присутствия?

С.В.Лавров: У нас разветвлённые военные, военно-технические связи с нашими партнёрами, союзниками. Есть наше присутствие в разных регионах мира. Это вопрос, который касается двусторонних отношений. Будем исходить из интересов глобальной стабильности, когда дальнейшие шаги будут обсуждаться с нашими союзниками на двусторонней основе в этом направлении.

Вопрос: Тема «невхождения» Украины в НАТО, активность НАТО в Восточной Европе были на повестке дня уже много лет. Россия неоднократно поднимала эти вопросы. Тем не менее, российские официальные лица называли эти проблемы неотложными, требующими безотлагательного решения прямо сейчас. Почему этот вопрос «встал ребром» именно сейчас, в ноябре – декабре 2021г.? Что произошло?

С.В.Лавров: Накопилось. За период после 1990-х гг., когда обещания, дававшиеся о нерасширении НАТО, о непродвижении военной инфраструктуры на Восток, о неразмещении существенных боевых сил на территории новых членов были грубейшим образом «выброшены в корзину» нашими западными друзьями. НАТО в течение пяти «волн» расширения подошла вплотную к нашим границам. Если в 1997 г., когда мы «оформляли» наши отношения с НАТО, только Польша была «аспирантом» на присоединение, то посмотрите, как ситуация изменилась сейчас. Более того, все эти территории активнейшим образом осваиваются в военном плане. Если наши предложения нацелены на то, чтобы сокращать военные противостояния, деэскалировать общую ситуацию в Европе, то на Западе происходит ровно обратное. Натовцы наращивают свои сухопутные силы, авиацию на территориях, которые прямо прилегают к Украине. Учения в Чёрном море, их масштаб и количество возросло многократно за последнее время, но и многое другое. У нас есть основания полагать, что те громогласные заявления, которые сейчас звучат, что если Россия не «подчинится» требованиям Запада о том, как поступать со своими войсками на своей территории (что само по себе абсурдно), то тогда в ближайшие 2-3 месяца Запад будет наращивать активность сил быстрого реагирования, сил специальных операций НАТО вокруг наших границ.

Отвечая на Ваш вопрос, скажу, что изменилось многое. Изменилась ситуация с реальной конфигурацией вооружений, военной техники, вооружённых сил в Европе. От нас неприемлемо требуют на своей территории войска направлять в казармы, а параллельно американцы, канадцы, англичане на постоянной основе расположились под видом «ротации» и в Прибалтике, и в других странах севера Европы. Создаются базы на Чёрном море. Англичане создают базы на Украине. Они строят базу на Азовском море. Это нас категорически не может устроить. Это неприемлемые подходы. Время, которое было выбрано, отражает период, давайте прямо говорить, когда Запад «зарвался». В нарушение всех обязательств, здравого смысла пошёл на «обострение». Запад осуждает насильственные действия против мирных граждан, нарушение прав человека и т.д.. Но когда кровавые перевороты совершаются людьми, присягающими «на верность» Западу, то он просто берёт их в свои «объятия». Так было с переворотом на Украине, где погибло много людей, в том числе от рук провокаторов. Переворот был одобрен США (мягко скажу) и потом был воспринят как нечто состоявшееся европейцами. Эта история известна. Никто не собирается расследовать преступления майдана, никто не собирается расследовать преступление в Одессе 2 мая 2014 г., когда людей сжигали заживо и при этом бравировали перед камерами. Это опора новой власти. Ничто не меняется. Порошенко, Зеленский, все эти «правые секторы», все эти «азовы», которые ещё до недавнего времени в Америке считались экстремистскими, но сейчас ситуация изменилась. То же самое было в Грузии в 2008 г., когда Саакашвили отдал приказ. Специальная миссия ЕС потом разбиралась с тем, что произошло и официально доложила, что именно он начал войну. Но по-прежнему Грузия остаётся другом США. Друзьям в западном толковании можно всё, как вы знаете.

Нашему терпению пришёл конец. Мы очень терпеливые. Вы знаете, что мы долго запрягаем? Запрягали мы долго. Сейчас нам уже пора ехать. Вот ждём, когда ямщик на той повозке нам конкретно ответит на наши предложения.

Вопрос: Америка ясно дала понять, что не собирается предоставлять Вам гарантии безопасности в том, что касается неприсоединения Украины и других стран к НАТО. Россия признала, что на этих переговорах не удалось обсудить всё, что Россию беспокоит. С российской стороны было упомянуто, что если не удастся достичь этого, то будет «военный» ответ. Не могли бы Вы объяснить подробнее, что включают в себя эти «военные действия»? Что Вы будете делать? Идёт ли речь о вторжении? Что Вы подразумеваете под «военным» ответом?

С.В.Лавров: Не могу ничего добавить к тому, что сказал Президент В.В.Путин после своей пресс-конференции, когда он дополнительно общался с журналистами. Его спросили прямо, каким может быть ответ, если предложения России по гарантиям безопасности будут отвергнуты. Он сказал, что ответ может быть самым разным. Это зависит от тех предложений, которые сделают Президенту России российские военные. Поэтому гадать не имеет смысла. Это только наши западные коллеги, прежде всего американцы, не дожидаясь развития событий, сразу хватаются за «санкционную дубинку». Уже не первый год в Государственном департаменте США существует пост главы офиса по санкциям. В дипломатическом ведомстве есть специальный целый отдел, который занимается только наказанием всех тех, кто так или иначе не соглашается с США. Бывает и тех, кто вообще ничего не сделал. Просто наказать надо, чтобы неповадно было. Мы за то, чтобы всё это решалось на основе взаимного уважения, на основе баланса интересов.

Позиция России, которая была представлена американцами натовцам, основана именно на балансе интересов. Эти документы нацелены на обеспечение безопасности в Европе в целом и каждой страны, включая Российскую Федерацию. Позиция США и их союзников заключается в том, что они хотят обеспечить себе доминирование в Европе, создать военные плацдармы вокруг Российской Федерации, создавать раздражители для нас вокруг наших границ.

Ещё раз обращу Ваше внимание на Хартию европейской безопасности, принятую в Стамбуле в 1999 г. Всё, что сейчас заявляет и делает Запад, является грубейшим нарушением обязательств, которые тогда были взяты. Ещё один пример, когда мы такую попытку предпринимали (отвечая на вопрос предыдущей коллеги, почему мы ждали до сих пор), мы не ждали до сих пор. Мы ещё в 2009 г. внесли проект Договора о европейской безопасности на рассмотрение наших западных коллег. Были достаточно невежливо не поняты. Нам сказали, что это никогда не будет обсуждаться. Мы приводили тексты документов, включая Хартию европейской безопасности, другие документы, где записана необходимость соблюдать неделимость безопасности. Мы сказали, что хотим перевести политические обязательства, которые мы все на себя взяли в юридическую обязывающую форму. Ответ был очень показательным: юридически обязывающие гарантии безопасности могут предоставляться исключительно членам Североатлантического альянса. Вот эта философия подрывает всё, что было до этого сделано в ОБСЕ после завершения «холодной войны», включая процитированный мой принцип, что ни один союз в Евроатлантике не имеет права диктовать свою волю всем другим. Вы представляете СМИ из страны-члена НАТО. Ваш Союз этим занимается и получает от этого, судя по всему, удовольствие. Мы никакого удовольствия здесь не видим ни для себя, ни для других. Но знаем и умеем обеспечивать свою безопасность на любой случай. Заверяю Вас, мы не будем бесконечно ждать каких-то перемен, каких-то обещаний. Знаем, что Запад рассчитывает на сценарий, который позволит американцам сбросить с себя главную ответственность за решение этих вопросов на переговорах с нами. Сначала в Совете Россия-НАТО попытаться это всё «растворить», привлекая своих (скажу повежливее) «соратников». В ОБСЕ в принципе невозможно вести какие-либо переговоры. Если бы организация была готова вести переговоры, то она для этого должна стать организацией, а у неё даже нет Устава. Для того, чтобы ОБСЕ обрела юридическую, международно-правовую субъектность, мы уже 15 лет предлагаем начать переговоры над таким Уставом. Нам отвечают (прежде всего американцы), что как раз прелесть ОБСЕ вот в этой «гибкости». В «гибкости» вопросы жёсткой безопасности никогда не решались и не будут решаться. Эти замыслы видим: всё вот так вот спустить в некие абстрактные дискуссии. Будем ожидать и твёрдо, как сказали об этом американцам, ждать именно от них реакции, которая должна быть реакцией «по-взрослому».

Вопрос: Уважает ли Россия суверенитет Финляндии и Швеции и наше право самостоятельно принимать решения по политике безопасности, в том числе по поводу вступления в НАТО?

С.В.Лавров: Россия в полной мере уважает суверенитет и Финляндии, и Швеции. Считаем, что политика нейтралитета этих стран является одним из важнейших вкладов в общую европейскую архитектуру и в обеспечение стабильности на европейском континенте.

Вот кто не уважает суверенитет Финляндии и Швеции, так это те, кто всеми правдами и неправдами хотят спровоцировать их присоединение к НАТО. Будирование этого вопроса началось давно, далеко не сейчас. Сейчас на этапе, когда внесены предложения о закреплении «status quo ante» 1997 г., когда нам обещали многие вещи, нарушенные с тех пор Западом, активнейшим образом стали возбуждать общественность Финляндии, Швеции и напрямую, устами того же Й.Столтенберга, «зазывать» Стокгольм и Хельсинки начать процесс присоединения к Североатлантическому альянсу, заявляя, что это будет быстро, безболезненно и т.д.. Решать, безусловно, финскому, шведскому народам. Всегда обсуждаем с нашими соседями эти темы, когда проводим переговоры по международной проблематике. Видим, что руководство Финляндии и Швеции понимает все аспекты данного вопроса. У нас есть основания полагать, что вклад нейтральных государств в европейскую безопасность не ослабнет.

Вопрос: 10 января с.г газета «Нью-Йорк Таймс» сообщила о том, что глава дипломатии ЕС Ж.Боррель направил письмо главам МИД стран-участниц, где заявил о том, что необходимо сделать собственные европейские предложения по безопасности, а также выступил за отдельный прямой диалог лично с Вами.

Получали ли Вы подобные обращения от Ж.Борреля? Готова ли Россия вести переговоры по вопросам безопасности с ЕС отдельно от США и НАТО? Как бы Вы могли прокомментировать заявление, которое сделал Ж.Боррель в течение последних двух дней по итогам переговоров по безопасности между Россией, США и НАТО? Считаете ли Вы, что ЕС более договороспособен по вопросам безопасности по сравнению с США и НАТО?

С.В.Лавров: Что касается комментариев, которые Ж.Боррель делал в последнее время по теме гарантий безопасности в контексте переговоров, состоявшихся между нами и американцами, и встрече в Совете Россия-НАТО. Да, мы ощутили, что Европейский Союз как-то чувствует себя ущемленно. Произносит это вслух, призывает к тому, чтобы его вклад учитывался, чтобы не допустить каких-либо договорённостей за спиной ЕС.

Я не знаю, и не потому, что мы этого не хотим. Сожалеем о том, что сам Евросоюз уже более 7 лет назад разрушил все механизмы, в рамках которых обсуждались практические аспекты обеспечения безопасности. Мы обратились к США и НАТО. С НАТО, по крайней мере, «на бумаге» сохраняется Совет Россия-НАТО; Основополагающий Акт 1997 г. никто не разрушал. С Евросоюзом все каналы общения «зацементированы» нашими европейскими коллегами. Поэтому этот вопрос к господину Ж.Боррелю, к членам Европейского союза. Говоря о возможности отдельного диалога с ЕС независимо от США и Североатлантического альянса, надо спрашивать у США и НАТО, разрешат ли они Евросоюзу какие-либо самостоятельные действия. Мы заинтересованы в независимом Европейском союзе. Внимательно наблюдаем за тенденциями, развивающимися в этом объединении. Они неоднозначны. Видим, как Евросоюз опасается, что его интересы могут игнорироваться. Они это открыто признают и после Афганистана, и после эпопеи с австралийскими подлодками, и после создания так называемого AUKUS.

Со стороны некоторых членов Евросоюза активизировались сигналы о необходимости сформировать стратегическую автономию в вопросах безопасности. Одновременно в ЕС есть жесткое лобби, которое противодействует любым попыткам «отделиться» в вопросах безопасности от НАТО и настаивает, что Альянс — это ключ к безопасности, в том числе и Европейского союза. Данные вопросы надо решать между этими двумя структурами. Нас, по большому счету, несильно беспокоит, кто будет вести переговоры, если во главе процесса будут стоять США. Именно от них зависит то, как выстраивается политика в сфере безопасности в Европе, да и в других частях мира, где НАТО сейчас стремится активно «столбить» свою роль вопреки изначальному предназначению этой организации. США смогли возобновить свою довлеющую роль на Европейском континенте через НАТО. Они активно проводят линию на гармонизацию любых действий, связанных с военными вопросами между НАТО и Европейским Союзом. Существуют специальные договоренности о военной мобильности, когда страны Евросоюза, не входящие в НАТО, должны предоставлять свою территорию и транспортную инфраструктуру для передвижения натовских сил. Это серьезный процесс. Швеция, Финляндия и Австрия периодически и даже регулярно участвуют в натовских учениях, в т.ч. учениях, которые имеют «легенду» далеко небезобидную.

Мы говорили с Ж.Боррелем «на полях» Совета министров ОБСЕ в Стокгольме 2 декабря 2021 г. и подтвердили, что мы друг друга не избегаем. Напомнил ему, что «мяч на стороне Евросоюза». Мы «не рубили концы» в наших связях. Общались с Ж.Боррелем в прошлом году и готовы общаться дополнительно. Все зависит от того, насколько ему разрешат возобновить диалог с Российской Федерацией и насколько конструктивны будут те вопросы, которые с их стороны могут быть затронуты.

Вопрос: На внеочередной видеоконференции глав государств ОДКБ, Президент России В.В.Путин заявил о том, что механизм ОДКБ реально включился. Означает ли прецедент в Казахстане, что теперь стала выше вероятность использования миротворческих сил ОДКБ при подобных угрозах и в других странах организации? Что имел в виду Президент России, когда сказал, что необходимо совершенствовать процедуру принятия решения для использования совместных сил? Как будут консолидированы силы для борьбы со спящими террористическими ячейками?

С.В.Лавров: Важно, что Президент Казахстана К.-Ж.Токаев обратился к своим союзникам в полном соответствии с Договором о коллективной безопасности, с Уставом ОДКБ. Ситуация продемонстрировала, что усилия, предпринимаемые в последние годы по созданию миротворческого потенциала, были эффективными и оказались востребованными. Как говорят: хочешь мира – готовься к войне. Слава Богу, до войны дело не дошло. Потенциал миротворческих сил доказал всему миру свою дееспособность. На Западе взирали с изумлением на скорость развертывания подразделений, направленных из всех стран ОДКБ для помощи союзному Казахстану по просьбе Президента этой страны. Операция была оценена всеми по достоинству, в этом не сомневаюсь. Надеюсь, что больше не придется этот опыт применять, но надо держать «порох сухим». Не дай Бог, что-то подобное случится. Мы делаем все необходимое, чтобы это предотвратить, в т.ч. по линии соответствующих структур ОДКБ. Должны быть готовы, потому что поползновений извне «расшатать» ситуацию в Центральной Азии и других странах ОДКБ предостаточно. Эти поползновения стали гораздо более настырными, рискованными, опасными после того как американцы убежали из Афганистана вместе с остальными членами НАТО, оставив эту страну в том состоянии, в котором она сейчас находится, когда придется еще государство восстанавливать.

Те действия, которые я упомянул, включают в себя и борьбу со «спящими ячейками». Она должна осуществляться не по линии вооруженных сил, а по линии спецслужб, разведок. Такие структуры есть в рамках ОДКБ, под эгидой советов безопасности они функционируют. Безусловно, все это будет более серьезно восприниматься. Эта работа станет еще более востребованной.

Вопрос: Я представляю межгосударственную телерадиокомпанию «МИР», представительство которой разгромили в Алма-Ате 9 дней назад. Мятежников не остановил тот факт, что «МИР» был создан по инициативе Н.А.Назарбаева, а учредительные документы подписывал тогдашний министр иностранных дел и сегодняшний президент К.-Ж.Токаев. Все оборудование уничтожено, срезаны даже батареи центрального отопления. Тем не менее, наши коллеги продолжают работать, выходить в прямой эфир. Как говорится: нас бьют - а мы крепчаем. Зачем нужно было крушить национальный филиал межгосударственной телерадиокомпании? Ждете ли Вы новых санкций Запада после применения сил ОДКБ? Почему ОБСЕ молчала, когда боевики крушили в Казахстане все вокруг, включая редакции, а сейчас после наведения порядка начала комментировать? Лучше бы этого не делала.

С.В.Лавров: Мы уже комментировали эту ситуацию. Сделали официальные представления ОБСЕ, прежде всего Представителю по вопросам свободы СМИ. Это действительно позорно для Организации, которая позиционирует себя в качестве «маяка». Запад говорит, что ОБСЕ – это «золотой стандарт». Но он в очередной раз доказал, что этот стандарт «двойной», а не «золотой». Неприемлемо то, что было совершено. Как Вы правильно сказали, когда громили и создавали угрозу жизни журналистам и наносили физические увечья, – они молчали. Когда ОДКБ помогла Казахстану ситуацию успокоить, нормализовать, когда пошли аресты зачинщиков, исполнителей погромов, поджогов и прочих силовых акций, они стали призывать «жить дружно», избегать насилия.

В этом плане секретариат ОБСЕ недалеко ушел от секретариата НАТО. Когда был майдан на Украине в конце 2013 г., то тогдашний Генеральный секретарь НАТО А.Фог Расмуссен публично многократно обращался к Президенту В.Ф.Януковичу с призывом не применять вооруженные силы. Но как только переворот состоялся, А.Фог Расмуссен заговорил по-другому. Он стал призывать путчистов, пришедших к власти силовым, антиконституционным путем, применять силу пропорционально. То есть тем, кого они считали «пророссийским президентом» (хотя это совсем некорректное изложение), тем, кто с Западом «не в обнимку», нельзя. Если путчисты провозгласили, что они будут лояльны Западу, то им можно.

ОБСЕ должна избавиться от имиджа, который она заслужила за последние годы в качестве инструмента продвижения западных интересов. Состав секретариата ОБСЕ, о чем мы многократно говорили всем председателям в этой организации, всем генсекретарям, просто дискриминационный по отношению к России и другим странам ОДКБ. Будем с этим бороться. ОБСЕ надо превратить в площадку равноправного диалога, основанного на выработке баланса интересов и консенсуса. Хотя это все заложено в документах о создании этой структуры, на практике Запад активно осуществляет свою линию по приватизации секретариатов и самой ОБСЕ и всех ее институтов. Вот чем надо заниматься, а не пытаться «утопить» в нынешней аморфной организации наши инициативы по гарантиям безопасности.

Относительно новых санкций после применения сил ОДКБ не могу ничего сказать. В режиме ожидания не работаем. Мы работаем над конкретными вещами. Но наши западные коллеги способны на всё. Сейчас нам грозят санкциями в Вашингтоне: Конгресс какие-то заготовил, что-то подходит Белому дому, что-то не подходит. Характеристика менталитета этих людей: они призывают подготовить пакет санкций на случай, если произойдет «нападение» России на Украину. Они не одиноки. Появились уже голоса, которые требуют, если Россия завтра или послезавтра не отведет свои войска на своей же территории от украинской границы, объявлять санкции, не дожидаясь никакого нападения. От них чего угодно можно ожидать. Смею вас заверить, мы готовы к любому развитию событий. И в сфере экономики, если у нас и были какие-то иллюзии, то за последние 7 лет эти иллюзии «растаяли» полностью. На Гайдаровском форуме недавно затрагивалась эта тема. Даже наши известные экономисты, с репутацией либеральных, осознали, что полагаться нужно на себя. Все механизмы экономических связей, которые зависят от контролируемых Западом структур, содержат риски, но мы уже от этих рисков последовательно и быстро избавляемся, прежде всего в высокотехнологичных областях.

Вопрос: Если смотреть на опросы, которые есть на Украине по поводу вступления в НАТО, даже если это не очень вероятно, то у нас есть впечатление, что чем больше осуществляется давление со стороны России, тем больше людей на Украине говорят, что они хотят, чтобы Украина вступила в НАТО. Вы тоже видите такую связь?

С.В.Лавров: Это продолжение того, о чем мы говорили. Германия считает, что Украину надо поддерживать во всем. Вот Украина «хочет», и мы эту «хотелку» будем выполнять. А чего хочет Россия, вы не хотите узнать? Разве Россия менее важна для Европы, чем Украина? Опять логика «или-или»: или Украину ублажить, или не знаю, что делать. У нас логика такая: чтобы все чувствовали себя в безопасности и никто не чувствовал себя ущемленным. То есть так примерно, как ситуация вырисовывалась после объединения Германии. Когда нам обещали ни на дюйм не продвигать восточнее Одера военную инфраструктуру НАТО. Как вы знаете, эти обещания были. Мы тоже хотели этого. Вот Украина хочет в НАТО, а мы хотели, чтобы НАТО не продвигалось. Украина просто хочет, а нам это обещали президенты, уважаемые люди – и ничего.

Рассчитываем, что в ФРГ помнят, какая была позиция нашей страны, когда Германия захотела объединиться. Я в 2015 г. в Мюнхене выступал на Международной конференции по безопасности и, отвечая на вопрос Крыма, упомянул в разговоре с партнерами по дискуссии, что они должны помнить, как наша страна поддержала воссоединение немцев и немцы должны понять, что русские, которые в Крыму живут (большинство населения Крыма), тоже имеют право объединяться со своей Родиной. Особенно, когда на этих русских натравили боевиков с неонацистскими лозунгами, с лозунгами «вон из Крыма». Тогда один из Ваших депутатов Бундестага громко засмеялся на весь зал, всячески пытаясь показать, что это два несравнимых вопроса. Я не думаю, что они несравнимы. Надеюсь, что не забыли в Германии позицию нашей страны, когда Ваши нынешние западные союзники сильно сомневались, что Германию нужно объединять. Но жизнь идет и продолжается.

Говоря о Крыме и той украинской власти, которую вы хотите взять в НАТО, не забывайте, что с первых же дней после того, как в Киеве состоялся госпереворот, когда «наплевали» на подпись Германии, Франции и Польши под договоренностями между В.Ф.Януковичем и оппозицией и, вопреки всем увещеваниям, всем заверениям, даже не стали слушать, что ЕС думает по этому поводу, а Евросоюз в итоге с этим согласился. После этого путчисты сразу стали заявлять, что русские в Крыму никогда не будут говорить и думать по-украински, не будут прославлять «героев» Второй мировой войны, имея ввиду пособников фашистов С.Бандеру и Р.Шухевича. Именно тогда в Крыму восстали против этого, отбили вооруженную атаку на Верховный совет Крыма и объявили референдум. Наши германские друзья, когда мы в «нормандском формате» обсуждаем тему Донбасса и когда мы объясняем, что именно Киев должен выполнять Минские договоренности (как там записано), нам до недавнего времени отвечали, что давайте их оставим пока в стороне, давайте просто выполнять соглашения. Как можно их выполнять, не адресуя требования к тому, кто должен это делать? Мы постоянно говорим, что все нынешние проблемы Украины и в отношениях с Россией, и в отношениях со своими собственными гражданами начались с неконституционного государственного переворота. Наши западные коллеги, включая немецких, сначала говорили, что якобы все началось с «аннексии» Крыма. Когда мы им объясняем гносеологию этого конфликта, они не знают, что сказать. Недавно заявили, что это мы считаем, что это был госпереворот, а они считают, что это был «демократический процесс». Это настолько постыдно. Вот в таких условиях приходится вести серьезные переговоры.

Украина, которую Вы хотите взять в НАТО, сейчас представлена Президентом В.А.Зеленским. В свое время А.П.Яценюк, будучи Премьер-министром Украины, говоря о людях в Донбассе, которые восстали против нацистов, назвал их «нелюдями». Недавно Президент В.А.Зеленский, говоря о них же, назвал их «особи» и заявил, что если они, «особи», будучи гражданами Украины, считают себя русскими, хотят по-русски говорить, русскую культуру исповедовать, то должны «валить» в Россию. Наверное, ему нужно «освободиться» от тех людей, которые категорически против того, чтобы Украину втягивали в НАТО, понимая с какими рисками и угрозами для самой Украины это сопряжено. Тут много, о чем можно поговорить. Выбирать надо в нынешней ситуации не между тем, кого конкретно надо поддержать. Нужно всем объединиться и по-взрослому договориться о том, как сделать так, чтобы выполнить «заклинание», дававшееся нашими западными коллегами о неделимости безопасности и их обязательстве не укреплять ничью безопасность за счет ущерба безопасности других.

Вопрос: Что на самом деле хотела Москва, начиная диалог по гарантиям безопасности? Россия не могла не понимать, какой будет ответ Запада. Вы сами упоминали об этом в ответах, которые звучали ранее. Для чего это надо было в таком случае? Существует версия на Украине, что Москва намеренно запросила чего-то большого, чтобы получить что-то другое, может быть, непубличное. Если это не так, то какие есть на самом деле аргументы у России для того, чтобы коллективный Запад изменил свое мнение? Может ли это быть Куба или что-то другое?

С.В.Лавров: Мы не пытались играть в какие-то игры и не пытались следовать тому сценарию, о котором кто-то на Украине, как Вы сказали, упоминал, имея в виду «проси больше, дадут меньше». Известная такая «одноходовочка», которая используется и в обычной жизни, и в политике.

У нас все гораздо серьезнее. Мы категорически не приемлем появление прямо на наших границах Североатлантического альянса. Тем более с учетом того курса, которое проводит украинское руководство (и прежнее, и нынешнее), к сожалению. Более того, это – по-настоящему красная линия, и они это знают. Даже если Украина остается вне НАТО, там возможны двусторонние договоренности с американцами, с англичанами, другими западными странами, которые там создают военные объекты, базы на Азовском море – это нам тоже неприемлемо. Размещение на территории наших соседей, в данном случае Украины, ударных вооружений, которые будут представлять угрозу для Российской Федерации – это еще одна красная линия. Туда сейчас хлынул и Евросоюз. Мы говорили про Евросоюз и Украину. Они сейчас активно «пиарят» свои планы по направлению на Украину военно-учебной миссии, то есть хотят тоже внести свой вклад в тренировку, по сути дела, антироссийских подразделений. На линии соприкосновения все больше и больше концентрируется войск, в том числе, как я понимаю, их наиболее боеспособные части, это так называемые добровольческие батальоны, которые Запад раньше рассматривал как экстремистов, сейчас перестал это делать. Вот Украина перемещает по своей территории войска, причем около линии соприкосновения собрала необычно большое количество. Но Запад это не беспокоит. Беспокоит то, что Россия делает на своей территории. Но Россия никогда, ни разу, нигде ни публично, ни в закрытом режиме, не угрожала украинскому народу. А господа В.А.Зеленский и его соратники, они это делают прямо. Я приводил пример, когда В.А.Зеленский потребовал от русских убираться из Украины. Это прямая угроза. А что, если он всерьез решит накопившиеся там подразделения вооруженных сил Украины использовать, чтобы русских оттуда выгнать? Ведь обсуждается в Киеве «план Б». Даже с хорватами Д.И.Кулеба советовался об их опыте так называемой операции «Шторм», когда 200 тысяч сербов в итоге оказались за пределами своей родины и стали беженцами. Я предложил бы нашим западным коллегам, когда они оценивают, кто и куда войска на своей территории перемещает, посмотреть, какие цели провозглашают украинские радикалы во главе с президентом, по сути дела, в отношении русских и русскоязычных.

Вопрос: У меня вопросы тоже косвенно связаны с Украиной. Греция старается нефанатично поддерживать общие натовские решения, но одновременно восстанавливать и развивать свои традиционные отношения с Россией. Видимо, это нелегко для таких небольших стран, как Греция. Но видим в последнее время уже со стороны Кремля и в российской прессе упоминания, допустим, новой американской базы в г.Александрополис в Северной Греции, а именно участие в переброске военной техники на Украину. Насколько это критично для России? Обсуждали ли эту тему с греческой стороной? Уже три года с тех пор как мировое православие переживает, наверное, свою первую в истории геополитическую схизму. Ситуацию усугубляется. Схизма расширяется. Может быть, дипломатия могла бы каким-либо образом помочь церквям, чтобы дальше не разрушать общую традицию, историю, искать компромиссы и находить их?

С.В.Лавров: Вы сказали, что Греция «нефанатично» поддерживает НАТО. Мы с греческими коллегами, с греческим народом, с Грецией как страной имеем давние отношения и исторические корни. Помним о И.Каподистрии, который стал первым правителем современной Греции после службы в Российской Федерации, кстати сказать, на внешнеполитическом фронте. Совсем недавно провели хорошие переговоры с Н.Дендиасом. Мы обсуждали все: наши двусторонние связи, перспективы развития торгово-экономических, инвестиционных, культурных и гуманитарных отношений. Эти отношения богатые на всех направлениях, в том числе и в сфере безопасности. Затрагивали тему новых шагов, которые были сделаны в американо-греческих отношениях по повышению статуса порта Александруполис для целей военно-морских сил США. Читали, в каких направлениях американцы будут этот порт использовать.

В Минских соглашениях есть прямой запрет на нахождение зарубежных военнослужащих, зарубежных вооруженных людей на территории Украины. Там нет запрета на поставки вооружений на Украину. Но зарубежные военнослужащие там есть, и много. Не в тысячах измеряется (как кто-то иногда по ошибке говорит), но там есть несколько сотен американцев, британцев и прочих. На вооружения формально запрета нет. Возвращаясь к тому, какие замыслы вынашивает нынешняя украинская власть, конечно, мы прекрасно понимаем, что все, что делает Запад в плане «накачивания» этой власти оружием, создает у нее дополнительное искушение перейти к силовым методам решения вопросов на Востоке Украины. Нам это абсолютно неприемлемо по понятным причинам. Кстати, насчет инструкторов. Нам Запад, когда мы привлекаем к этому внимание, всегда говорит: это только инструкторы, они не участвуют в боевых действиях. Я прекрасно помню телевизионную картинку во время войны в Грузии в августе 2008 г., когда инструкторы в форме офицеров американской армии (и белые, и афроамериканцы) инструктировали, как заряжать противотанковые и прочие вооружения. Не хочу, чтобы это повторилось на Украине, потому что это будет действительно уже переходом всех возможных «красных линий». Будет прямое столкновение русских граждан Украины и натовских военных. Понимаю, что Греция – член НАТО, член Евросоюза. Но мы также видим, что Греция не хочет идти по пути ужесточения антироссийских санкций. Республика в принципе не испытывает удовольствия от того, что сейчас происходит между Западом и Российской Федерацией. Мы доверяем нашим греческим друзьям, что в своей мудрости они смогут сделать выбор, который отвечает их убеждениям.

Что касается православия, то это серьезнейшая проблема. Вы говорите: может быть, дипломатия как-то поможет? Дипломатия в принципе не должна вмешиваться в церковные дела. Государство не должно вмешиваться в церковные дела. Но всегда есть ситуации, когда жизнь сложнее. К нынешнему кризису в православии напрямую приложили руку Соединенные Штаты Америки. У них был сформирован специальный механизм, спецпредставитель по свободе вероисповедания, который на самом деле занимался не свободой, а активнейшим образом настраивал и финансировал Константинопольского патриарха Варфоломея с тем, чтобы он проводил линию на «раскол», в том числе на Украине, на создание раскольнической неканонической православной церкви Украины, которая вызвала серьезнейшие расхождения в православном мире. К сожалению, греческие церкви (элладская, кипрская и другие) находятся под колоссальным давлением, в том числе, насколько я понимаю, под давлением греческого правительства. Обсуждали это доверительно, но имеются и факты в открытом доступе. Если мы договоримся с правительствами тех стран, дипломатами тех стран, на территории которых расположены канонические православные церкви, не мешать им жить своей жизнью, в соответствии с их законами, канонами, думаю, это будет самый оптимальный вклад дипломатии и прочих государственных структур в обеспечение той самой свободы вероисповедания.

Вопрос: Недавно на границе Армении и Азербайджана прошли бои. Азербайджан применил артиллерию, беспилотники… Связано ли это, на Ваш взгляд, с помощью Армении и России в Казахстане, учитывая очень нервную реакцию в Баку и Анкаре на помощь ОДКБ властям Казахстана?

С.В.Лавров: Не видел «нервной» реакции как в Баку, так и в Анкаре со стороны официальных лиц. В Анкаре было, мягко говоря, непонятное заявление одного из советников Президента Р.Т.Эрдогана И.Шенера, который просто осудил действия Казахстана по приглашению ОДКБ. Попросили наших турецких коллег объяснить, что это означает? Официальные лица никаких негативных комментариев не делали, равно как и официальные лица Азербайджана.

Выступаем за то, чтобы как можно скорее приступить к делимитации границы между Арменией и Азербайджаном. Это не относится к карабахскому региону и вопросам урегулирования. Это сугубо двусторонний вопрос, который уже почти год, как мы предлагаем начать прорабатывать, создав для этого комиссию по делимитации и демаркации. Предлагаем себя в качестве консультантов, учитывая, что российский Генштаб и прочие структуры обладают картами, отражающими различные этапы формирования СССР, изменения в нем административных единиц и границ между союзными республиками.

Буквально вчера общался с моим армянским коллегой ровно на эту тему. Есть соответствующие предложения сторон. Чтобы комиссию создать нужно договориться об условиях. Эти условия сейчас обсуждаются, там есть расхождения. Наша позиция простая: надо садиться и уже в рамках официально созданной комиссии решать все те вопросы, которые сейчас остаются пока еще несогласованными.

Вопрос: С азербайджанской стороны неоднократно отмечалась важность делимитации и демаркации границы. В Сочи было согласовано, что будет создана двусторонняя комиссия по делимитации азербайджано-армянской границы и Россия будет содействовать сторонам в этом процессе. Но со стороны Армении никаких действий по этому поводу мы не видим. Как Вы можете это прокомментировать?

С.В.Лавров: Это уже прокомментировал. В Сочи, действительно, достигнута принципиальная договоренность, и была выражена надежда в ходе общения с прессой, что комиссия будет создана до конца 2021 г. Жизнь сложнее. Прогресса в том, чтобы она была создана, недостаточно. Вчера общался с армянскими коллегами, у которых появились новые предложения. Мы передаем их в Баку. Будем смотреть, как сделать так, чтобы комиссия заработала как можно раньше. Еще раз подчеркну, расхождения заключаются в том, что нужно сделать, чтобы она начала работать. Это будет сложно. Убедились за то время, что эта тема обсуждается, что реально оптимально создать эту комиссию, включив в ее повестку вопросы, которые нужно решать в первоочередном порядке.

Вопрос: Как известно, в 2014 г. Председатель КНР Си Цзиньпин посетил Зимние Олимпийские игры в Сочи. В ходе недавней онлайн-встречи с Председателем Си Цзиньпином Президент В.В.Путин заявил, что он в свою очередь посетит церемонию открытия предстоящих Зимних Олимпийских игр в Пекине и проведет первую за почти два года личную встречу со своим старым другом. Скажите, пожалуйста, что ожидает от этого визита российская сторона?

С.В.Лавров: Действительно, мы готовим официальный российско-китайский саммит. Президент В.В.Путин по приглашению Председателя Си Цзиньпина посетит Пекин 4 февраля 2022 г. в день открытия Олимпийских игр. В этот же день состоятся полноформатные переговоры на высшем уровне. Они, как всегда в ходе общения наших лидеров, будут охватывать весь спектр отношений. У России и Китая насыщенная двусторонняя повестка дня, уникальная архитектура двусторонних связей. Такой у нас нет практически больше ни с кем, имея в виду ежегодные саммиты, встречи глав правительств и заседания пяти комиссий на уровне вице-премьеров, которые готовят встречи глав правительств. Этой механизм доказал свою высокую эффективность. Готовятся решения, которые детально продуманы, исполнимы и реально помогающие наращивать наше взаимодействие. В прошлом году был рекордный рост товарооборота, причем весьма и весьма существенный.

На повестке дня нашего сотрудничества – внешнеполитическая проблематика с учетом обострения ситуации в мире, о чем мы сегодня подробно говорим. Россия и Китай дружно, вместе с другими единомышленниками, отстаивают нормы международного права, равноправия, защиты суверенитета, территориальной целостности государств, урегулирования всех кризисов политическим путем, невмешательства во внутренние дела какого-либо государства. Мы эти принципы продвигаем при практическом рассмотрении конкретных ситуаций в Совете Безопасности и других органах ООН и противодействуем в этом контексте попыткам подменить международное право «правилами», которые изобретает Запад, настаивая, что именно на этих «правилах» должен строиться миропорядок. Нас с китайцами объявляют «ревизионистами», хотя все ровно наоборот. Именно Запад ревизует то, что заложено в Уставе ООН и в других универсальных нормах международного права. Вместе с китайскими друзьями и большой группой других стран – латиноамериканских, африканских, азиатских – мы сформировали в Нью-Йорке (ООН) группу друзей в защиту Устава Организации, которая уже провела две встречи. Сейчас обсуждаем возможность проведения встречи на уровне министров. Это востребованный формат на фоне нападок на Устав ООН.

Когда мы говорим о международной проблематике, нас с Китаем объединяет и общее видение подходов к таким сохраняющимся кризисным ситуациям, как ядерная программа Ирана и необходимость восстановления Совместного плана по ее урегулированию, из которого администрация Д.Трампа вышла. Это и Афганистан. Тесно сотрудничаем в рамках ШОС, где афганская и центральноазиатская проблематики сейчас занимают особое место. Сотрудничаем и в контексте развития трансевразийского взаимодействия. Президент В.В.Путин выделил инициативу Большого Евразийского партнерства. Она коррелируется с деятельностью Евразийского экономического союза, который, в свою очередь, подписал и реализует соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве с КНР. В этом контексте интеграционные процессы на постсоветском пространстве гармонизируются с практическими шагами по реализации китайской концепции «Один пояс, один путь». Все вместе мы также работаем с АСЕАН в пользу сохранения ее центральной роли во всех элементах международной архитектуры в регионе АТР. Видим те риски, которые содержатся в продвигаемой американцами и другими странами Запада «концепции Индо-Тихоокеанских стратегий», откровенно нацеленные на создание разделительных линий, подрыв центральной роли АСЕАН и на внесение конфронтации, в т.ч. с военными компонентами, в этот регион в то самое время, когда он нуждается в переговорах и инклюзивных дискуссиях, позволяющих учесть озабоченности всех и выработать консенсусные решения.

Это малая толика того, что составляет повестку дня российско-китайского всеобъемлющего партнерства и стратегического взаимодействия. Уверен, что все эти вопросы мы обсудим в ходе подготовки к визиту Президента В.В.Путина в Пекин и во время самого визита. Договорились с моим коллегой и другом, Министром иностранных дел Ван И о том, что накануне переговоров лидеров проведем свою встречу, где подробно рассмотрим всю международную повестку дня.

Вопрос: Усилия Турции и России продолжают обеспечивать стабильность на Южном Кавказе. Для этого начала свою работу платформа сотрудничества «три плюс три». Но Грузия пока не присоединилась к этой платформе. Сделает ли Россия что-нибудь для включения Грузии в формат «три плюс три»? Также сегодня представители Турции и Армении встречаются в Москве по вопросам двусторонних отношений. Как Вы оцениваете эти усилия?

С.В.Лавров: Мы, безусловно, поддерживаем эти усилия и активно в них участвуем. Они способствуют нормализации обстановки на Южном Кавказе, помогают создавать условия для того, чтобы сохраняющиеся политические проблемы решались гораздо более активно, плодотворно, путем развития экономического и иного сотрудничества между тремя странами Южного Кавказа и тремя их большими соседями – Россией, Турцией и Ираном.

Идея формата «три плюс три» была активно поддержана нами, когда ее первым упомянул Президент И.Г.Алиев, затем Президент Р.Т.Эрдоган. Мы сразу увидели хороший объединительный потенциал в этой инициативе. С первых дней ее обсуждения и при подготовке к состоявшейся в Москве встрече выступали за то, чтобы наши грузинские соседи также были вовлечены в этот процесс, исходя из того, что чем больше возможностей для общения, тем лучше для решения остающихся проблем. Сейчас общаемся с грузинскими коллегами в рамках Женевских дискуссий по Закавказью, где обсуждаются последствия агрессии Грузии августа 2008 г., и в рамках неофициального двустороннего канала, достаточно давно созданного между Москвой и Тбилиси. Процессы, начатые в формате «три плюс три», гораздо более значимые, потому что в его рамках обсуждаются перспективы развития всего этого региона.

После военных действий прошлого года при содействии Президента России лидеры Армении и Азербайджана подписали договоренности по завершению враждебных действий, развитию торгово-экономических связей, разблокированию всех маршрутов в этом регионе. Это открывает все возможности, в которых заинтересованы и Турция, и Россия, и Иран, и Грузия. Мне кажется, что в их интересах присоединиться к этому формату без предварительных условий. Можно договориться, что мы обсуждаем в формате «три плюс три» исключительно темы, представляющие интерес для всех участников. Поскольку у нас дипломатических отношений с Грузией нет (хотя и есть там Секция интересов, но дипотношения были разорваны грузинской стороной), у нас меньше возможностей объяснять им преимущества этой формы взаимодействия. Мы обращались к нашим турецким и азербайджанским друзьям (Армения тоже может помочь) с просьбой, чтобы они объяснили грузинским соседям выгоду для них, как и для всех нас, подключения к этому формату. Оно не будет их ни к чему обязывать в том, что касается их политических позиций.

Турция и Армения назначили своих спецпредставителей. Россия помогала в том, чтобы достичь такой договоренности. Рады, что первая встреча проходит в Москве. Наша роль сводится к тому, чтобы помочь наладить прямой диалог. Надеюсь, что это будет успешно.

Вопрос: В прошлом году Вы ездили в Китай и Республику Корея, но, к сожалению, не посетили Японию. Россия начинает забывать Японию? Как Вы оцениваете текущие российско-японские отношения? Будет ли встреча в этом году? Премьер-министр Ф.Кисида, будучи на посту главы МИД, неоднократно встречался с Вами. Говорят, что вы пили саке и водку. Как Вы рассчитываете на взаимодействие с кабинетом Ф.Кисиды? Какие новые приоритетные направления политики с Японией Вы могли бы выделить? Какое место занимает Япония во внешнеполитическом курсе России?

С.В.Лавров: Мы, действительно, планировали визит на конец 2021 г. В связи с теми переменами, которые ранее произошли в Японии, было согласовано (по взаимной договоренности) немного подождать с этим визитом, чтобы новое японское правительство смогло определить свою дальнейшую линию и по международным вопросам, и в отношении Российской Федерации.

Мы к Японии и к японцам относимся очень тепло. Это наши соседи. У нас непростая совместная история. За последние десятилетия удалось сформировать атмосферу, позволяющую по-товарищески излагать любые сохраняющиеся и требующие решения вопросы. Мы предпочли бы, чтобы сохранение этих вопросов и работа над их регулированием не мешала бы двигаться вперед там, где наши интересы уже сейчас объективно совпадают, и там, где Россия и Япония, объединив усилия, могли бы упрочить свои конкурентные преимущества на мировых рынках. Есть небольшие барьеры на пути продвижения этой логики. В Японии есть группа политиков, бизнесменов, считающих, что сначала нужно урегулировать «территориальную проблему», потом будет «манна небесная» в том, что касается прихода японских инвестиций «в огромном объеме» в Российскую Федерацию. Мы все-таки считаем, что так искусственно обусловливать развитие наших отношений урегулированием проблемы мирного договора не вполне отвечает интересам и России, но прежде всего Японии. Проблема мирного договора нам досталась в наследство. Об этом Президент В.В.Путин не раз говорил своим японским коллегам. Он подтвердил, что мы заинтересованы в ее решении, прежде всего на основе договоренностей, достигнутых в декабре 2016 г. с Премьер-министром С.Абэ. Они условились активизировать эту работу на основе Декларации 1956 г., которая гласит, что, прежде всего, надо подписать мирный договор, а потом уже рассматривать все остальное. Мы передали нашим японским друзьям проект статей такого мирного договора. Убеждены, что этот мирный договор, поскольку он подписывается не в 1945 г., а будет подписываться уже в XXI веке, не может состоять из одной фразы, что война прекращена. Он должен на деле показывать всю полноту сегодняшних связей и открывать перспективы нашего развития.

Мы хотим, чтобы у нас с Японией не было никаких недоговоренностей и недопониманий в отношении того, что между нами происходит, и не было искусственных преград в инвестиционном сотрудничестве. Знаем, что на Японию оказывается давление, чтобы они поменьше «увлекались» инвестициями в Россию. Давление оказывается и в том, чтобы Япония присоединялась к санкциям. И Япония присоединяется к санкциям. Не ко всем, но ко многим. Давление оказывается и по проблемам военной безопасности. Нас беспокоит то, что Япония давно уже стала союзницей США. Есть договор 1960 г., в соответствии с которым американцы имеют очень большую свободу маневра и действий на японской территории. Сейчас, когда США в своих доктринальных документах объявили нас чуть ли не врагами, как минимум, противниками и главной угрозой, наряду с Китаем, пребывание Японии в союзе с такой страной не вполне отвечает созданию оптимальной атмосферы для развития наших отношений.

Еще один момент, который также отражен в нашем договоре помимо торгово-экономических, гуманитарных, культурных связей и их перспектив, помимо вопросов военной безопасности в этом регионе. Ходили слухи о том, что те самые ракеты средней и меньшей дальности, запрещенные договором, из которого США вышли, в наземном исполнении Вашингтон планирует разместить в том числе на японской территории. Здесь много вещей, которые нам принципиально важно понимать, потому что, если это так, то будет создаваться угроза Российской Федерации.

Крупный блок вопросов – это международные дела. Видим, что Япония занимает в ООН и других международных структурах позиции идентичные с Вашингтоном, со странами НАТО, другими западными странами. Если мы хотим быть близкими партнерами, нам нужно и здесь определиться, насколько мы можем преодолеть эти серьезные противоречия по международной повестке дня.

Когда мы по-настоящему наладим партнерство «нового качества» во всех этих областях, убежден, все проблемы, в том числе связанные с мирным договором, будет решать гораздо легче, чем сейчас в довольно конфронтационной атмосфере. Японские официальные лица постоянно делают демарши в связи с посещением российскими официальными лицами, военными южных Курильских островов, которые по итогам Второй мировой войны являются неотъемлемой частью Российской Федерации, что подкреплено советско-японской декларацией 1956 г. Это тоже момент, который пока нас сдерживает. Япония категорически отказывается признавать в этой части итоги Второй мировой войны. Это огромная повестка дня, позитивная и проблемная, требующая дополнительных усилий. Именно поэтому мы нацелены на то, чтобы наш диалог становился более предметным, конкретным, открытым и нацеленным на продвижение именно российско-японского партнерства, не делая его перспективы заложником ваших отношений с вашим ближайшим союзником.

Визит состоится обязательно. Сейчас согласовываем планы. Думаю, что в ближайшие пару-тройку месяцев мы такие даты найдем.

Вопрос: Госсекретарь США Э.Блинкен утверждает, что то, что сделал Президент В.В.Путин за последние пару лет только ускорило всё, что Президент России сам, по своим собственным словам, хотел предотвратить. Как Вы думаете, на каких основаниях, фактах и событиях глава Госдепартамента делает такие широкомасштабные выводы?  Что российская сторона могла бы сказать по этому поводу?

С.В.Лавров: Это фигура речи. Англосаксы любят формулировать такие загадочно-красивые выражения. Не очень понимаю, о чем идет речь в данном случае. Президент России В.В.Путин все годы своего правления, особенно последние годы, значительное внимание уделяет укреплению российского суверенитета. Видим, какой атаке суверенитет России, да и многих других стран, более или менее проводящих независимую политику, подвергается со стороны Запада. Это и гибридные атаки, как сейчас принято их называть, идущие по всем направлениям, и прямое военное сдерживание (уже говорили об отношениях Россия-НАТО), и информационные атаки, и использование в нечистоплотных целях механизмов «мягкой силы», и неправительственные организации, напрямую финансируемые государством, и многое другое. Подобного рода концепции могут «сработать» в отношении тех или иных стран, но для России это абсолютно неприемлемо. Наш опыт 90-х гг. является причиной подобного рода высказываний Запада. Тогда Запад решил: «Всё, вот они уже достигли тех целей, которые не сами они перед собой поставили, а которые мы, американцы, поставили перед ними, и помогаем им эти цели воплощать в жизнь, в том числе путем физического участия в российском Правительстве, в его соответствующих структурах». Наверное, обидно, когда кто-то посчитал, что Россия «в кармане» у Запада, не будет больше свои особые интересы отстаивать, а потом всё это оказалось не так.

Общался несколько раз с Госсекретарем США Э.Блинкеном. Он опытный человек, знающий и умеющий слышать. Многое из того, что сегодня говорится публично, связано с искусственным нагнетанием напряженности, с желанием создать такую атмосферу вокруг Российской Федерации, в том числе в качестве дополнительного фона для переговоров, которые начались в Женеве, продолжились в Брюсселе и которые, надеюсь, мы сможем возобновить. Но это будет зависеть от конкретного письменного ответа США на наши предложения.

Вопрос: Понятно, что отношения с Западом находятся в наихудшей обстановке за последние годы, но в то же время все развивается с Востока. На следующей неделе Президент Ирана С.Э.Раиси посетит Москву. Этот визит состоится, в то время как обстановка на переговорах по ядерной программе в Вене остается непонятной, в том числе из-за санкций США, из-за обстановки в Заливе и общерегиональной обстановки на Ближнем Востоке. Где сейчас российская инициатива по безопасности в Заливе, почему она как-то не «всплывает», если можно так сказать? Как она может поспособствовать решению региональных важных вопросов? Например, в Йемене, который является самой большой гуманитарной катастрофой сегодняшних дней. Когда мы видим расширение НАТО на Восток – а есть ли планы, например, расширить ОДКБ? В том числе, например, за счет Ирана или других стран, которые могут усилить противовес политике Запада и Севера?

С.В.Лавров: По иранской ядерной программе я бы занимал более оптимистичную позицию. Там есть реальный прогресс, желание между Ираном и США осознать конкретные озабоченности, понять, как эти озабоченности могут быть учтены в общем пакете. Это может быть только пакетное решение, как, собственно, и сама «иранская сделка». Совместный всеобъемлющий план действий был пакетным решением. В Вене сейчас очень опытные переговорщики. Они проникли уже в самые детали этой переговорной материи,  и у них неплохой прогресс. Мы рассчитываем, что договоренность будет достигнута. Для этого важно, чтобы и иранские партнеры были максимально реалистичны, сотрудничали с МАГАТЭ, и западные участники этого переговорного процесса не пытались создавать психологическое напряжение, периодически вбрасывая в медийное, публичное пространство инициативы с критикой Ирана и с требованиями к нему. Тут нужна «тихая дипломатия», и она, еще раз повторю, работает. Слава Богу, что удалось преодолеть ситуацию, когда Запад выдвигал условия возобновления иранской ядерной программы, касающиеся наложения ограничений на ракетную программу Ирана (чего не было в СВПД) и его «поведения» в регионе. Мы были категорически против. Было бы нечестно, если бы такой подход возобладал.  Речь шла о СВПД, который был одобрен Советом Безопасности ООН в том виде, как он был подписан. Речь шла о том, чтобы после того, как Администрация Д.Трампа вышла из этой договоренности, восстановить ее в полном объеме, как она была согласована, без изъятий, без каких-то довесков. В итоге удалось договориться, что подход будет именно такой.

Что касается ракетной программы, поведения в регионе, наша позиция заключается в том, что у всех стран региона, да и у внерегиональных стран, есть масса претензий друг к другу. У Ирана к его арабским соседям, у арабских соседей к Ирану. У Запада, США, европейских стран тоже есть какие-то вопросы, касательно того, чем Иран занимается. Там расположены страны, каждая из которых имеет интерес за пределами своих границ, обладает реальным влиянием на события в Сирии, Ливии, Джибути, Йемене. Вы привели пример, который очень красноречив. Мы убеждали не выходить в работе над СВПД за рамки задачи его восстановления. Говорили, что признаем, и Иран признает, что есть другие проблемы, которые волнуют регионалов и их внерегиональных коллег в более широком плане. Давайте все эти проблемы обсуждать в рамках созыва конференций по безопасности в Персидском заливе и шире. Наверное, это должно быть шире. Тот же Йемен, Ирак, это все взаимосвязано. Конференция, которая объединила бы иранцев и арабов, и в ходе которой не Иран был бы предметом дискуссии, а каждая из сторон положила бы на стол свои озабоченности. Ракеты, которые не только у Ирана есть. У арабов тоже развивается ракетное производство. Озабоченности по поводу Йемена, Сирии, Ирака, многих других горячих точек, которые, так или иначе, вызывают противоречия между другими странами. Это наша концепция. Вы спросили, почему она не «всплыла».  Так она и не тонула. Мы провели прошлой осенью очередную научную конференцию с привлечением политологов и специалистов из стран –потенциальных участниц. Сейчас идет процесс завершения работы по восстановлению СВПД.  Коронавирус не сильно «помогает». Эта конференция остается в числе наших приоритетов. У нас есть понимание, что сама эта инициатива не может быть проигнорирована. У китайских коллег есть похожие предложения для стран Персидского залива. Иранцы выступали со своей Ормузской инициативой. Но наша концепция шире, потому что предполагает выход за рамки группы прибрежных стран Персидского залива и подключение участников из «пятерки» постоянных членов Совета Безопасности ООН, из Лиги Арабских государств, Евросоюза.

Относительно расширения ОДКБ. У нас в Уставе ОДКБ все записано. Кто желает присоединиться, должен обратиться с такой просьбой. В последние полтора года главы государств подписали Протокол, который вносит изменения в Устав, и помимо полноправных членов Организации создаются институты партнера и наблюдателя. Разослали эту информацию по соответствующим странам. Как минимум, интерес к налаживанию контактов с ОДКБ есть. Будем вам рассказывать, как этот процесс развивается.

Вопрос: Россию посетит иранский Президент С.Э.Раиси. Каково Ваше мнение о важности этого визита с точки зрения дальнейшего укреплении отношений между нашими странами?

С.В.Лавров: Визит очень важный. Пора возобновлять контакты на высшем уровне. Они у нас традиционно тесные и регулярные с Исламской Республикой Иран и тоже стали жертвами новой коронавирусной инфекции. По телефону лидеры общались. Очный контакт гораздо продуктивнее, чем разговор, не видя друг друга. Необходимо провести инвентаризацию всей нашей повестки дня с учетом изменений в руководстве Ирана, понять насколько мы обеспечиваем преемственность, на каких направлениях. В двустороннем плане по экономическим делам богатая повестка дня. Но когда много совместных проектов, необходимо больше внимания к деталям. Правительство работает. Соответствующая межправительственная комиссия во главе с министрами энергетики должна внести свой вклад. Безусловно, у нас есть вопросы, связанные с международной политикой – это и СВПД, и в целом ситуация в Персидском заливе (о чем мы только что достаточно подробно говорили), это и наша совместная работа в ООН и в других международных организациях, включая, в частности, Организацию по запрещению химического оружия, и другие структуры. Здесь Иран является частью нашей общей команды, которая отстаивает принципы международного права, универсальные договоренности (а не кем-то согласованные в узком кругу). Тегеран отстаивает центральную роль ООН и является участником Группы друзей в защиту Устава ООН. По ряду региональных вопросов у нас тесное взаимодействие. В Сирии, очевидно. Мы участники «Астанинского формата» вместе с нашими турецкими соседями. Считаю, что это очень хороший пример того, как можно объединиться (с позиций, которые на сто процентов не совпадают) и прагматично создать платформу, где три наших страны могут помогать сирийцам начать политический процесс, как это было в 2018 г. Именно «Астанинская тройка» на Конгрессе сирийского народа в Сочи помогла сформулировать документ, ставший рамками переговоров. И «тройка» стимулировала переговорщиков от ООН, которые (скажем вежливо) «дремали» на том этапе около года, ничего не делая. «Астанинский процесс» стимулировал переговоры, которые сейчас не без проблем, но проходят в Женеве.

Вопрос: В последнее время на Западе стали господствующими новые социальные течения, в том числе «новая этика». Мы стали свидетелями того, как жертвами «культуры отмены» становились уважаемые ученые и деятели культуры только за то, что их идеи и взгляды якобы не укладывались в рамки «новой этики». В США в этот процесс наложился на и без того болезненный разрыв между демократами и республиканцами. Как Вы относитесь к подобным веяниям? Вы работали Постоянным представителем России при ООН в Нью-Йорке 10 лет. Вы узнаете США спустя время?

С.В.Лавров: «Новая этика»? То есть была «старая»? Когда я там жил, господствовала «старая этика», что бы под этим ни понималось. Таких социальных обострений не возникало. Исхожу из того, что Бог создал человека. У нас, как у представителей различных течений христианства, есть те же самые ценности, которые существуют в других мировых религиях: в исламе, иудаизме, буддизме и т.д. Это тысячелетнее наследие наших предков разных вероисповеданий отражает в концентрированном виде накопленную человеческую мудрость. То, что сейчас это пытаются подвергнуть не просто сомнению, а прямому разрушению, – опасно. ЮНЕСКО и другие гуманитарные агентства должны строго следовать своим уставам, написанным на основе традиционной, классической этики.

Вопрос: Как Вы видите будущее отношений между Россией и Индией? Каковы итоги визита Президента России В.В.Путина в Индию? Будет ли проведён саммит РИК (Россия-Индия-Китай) даже в условиях нагнетания ситуации на границе Индии и Китая?

С.В.Лавров: В декабре 2021 г. состоялся визит Президента России В.В.Путина в Нью-Дели. Коронавирус сильно мешает развитию прямого диалога. В данном случае все необходимые условия были соблюдены. Президент России В.В.Путин и Премьер-министр Индии Н.Моди смогли провести полезные переговоры. Высоко ценим наши отношения. Не случайно они называются особо привилегированным стратегическим партнерством. Будем развивать его в полной мере.

Существует «тройка» – Россия-Индия-Китай (РИК). Это предтеча БРИКС, который сейчас у всех на слуху. Про РИК сейчас мало рассказывают, но это весьма эффективная структура. Министры иностранных дел встречались уже почти 20 раз за время существования РИК. Есть секторальные встречи министров, их заместителей, экспертов по направлениям торгово-экономического и гуманитарного сотрудничества. Россия, Индия и Китай участвуют в БРИКС, ШОС. Начиная с 1 января с.г., на два года три страны являются членами Совета Безопасности ООН. Видим заинтересованность наших индийских и китайских друзей в сохранении и развитии этого формата.

Между Индией и Китаем есть прямой диалог по многим вопросам, включая безопасность. Есть Декларация о стратегическом партнерстве между Индией и Китаем. Если РИК может быть полезен и для укрепления атмосферы доверия, будем это активно поддерживать. Помимо политического назначения все три страны составляют единую географическую территорию. «Тройка» занимается перспективными экономическими и инвестиционными планами.

Вопрос: Вы уже говорили о Ближнем Востоке, проблемах в Сирии и Ираке. В начале декабря 2021 г. заместитель Министра иностранных дел России, специальный представитель Президента России по Ближнему Востоку и странам Африки М.Л.Богданов посетил Ирак, Иракский Курдистан, побывал в Эрбиле. Говорили о политической ситуации в Ираке и урегулировании в Сирии. Как Вы видите будущее в урегулировании сирийского вопроса и статус курдов? В ноябре 2021 г. Москву посетила председатель исполнительного комитета Совета демократической Сирии И.Ахмед.

В Ираке прошли парламентские выборы. Пока назначили только руководство парламента, кабинет формируется. Как Вы оцениваете роль курдов в этом процессе и в стабильности в Ираке и в регионе в целом?

С.В.Лавров: Это острая, многогранная, непростая тема. За последние исторические периоды она доказывала свою сложность. Заинтересованы в развитии тесных отношений с Ираком. У нас давняя история дружбы. Сейчас хорошие экономические контакты. Наши компании работают в Ираке. Признательны за созданные им благоприятные условия. Чем стабильнее будет Ирак, тем больше мы уверены в развитии двусторонних связей. Хотим, чтобы иракские друзья жили в мирной обстановке. Это полезно для обменов между людьми, включая бизнес, гуманитарные и военно-технические связи, которые у нас достаточно глубокие.

В Сирии курдская проблема является одним из препятствий на пути полноценных переговоров. В Конституционном комитете есть курды, но они представляют не все курдские структуры. Одни оставшиеся «за бортом» конституционного процесса ориентируются на США, другие – на турецких соседей. Когда бывший Президент США Д.Трамп объявил о выводе войск из Ирака, тут же Сирийские демократические силы обратились к нам с просьбой помочь наладить диалог с Дамаском. Как только США передумали, этот интерес пропал. Жизнь, наверное. Для курдских политиков горизонт должен быть более дальним. Надо видеть перспективы. Нет сомнений, что не американцы будут определять судьбу Сирии. Они, как и все остальные страны мира, по-прежнему подтверждают приверженность территориальной целостности САР. Но на деле они «потакают» именно сепаратистским тенденциям на восточном берегу р.Евфрат.

Наши контакты, в том числе с г-жой И.Ахмед и её коллегами, нацелены на то, чтобы объяснить им необходимость начать серьезный разговор с Дамаском о том, на каких условиях курды будут жить в сирийском государстве. На этот счет в сирийском правительстве есть сдержанность. Они не забыли, что курды занимали антиправительственную линию на предыдущих этапах. На то и дипломатия, чтобы преодолевать прошлое и выстраивать отношения на будущее. Здесь востребован опыт Ирака, Эрбиля, Курдского автономного района. Два года назад я был в Эрбиле и в Багдаде. Активно поддерживал тенденцию к наведению контактов. Они есть у иракских и сирийских курдов. Нужно, чтобы иракские курды свой опыт активнее передавали сирийским братьям и сестрам.

Насчет того, как оценивается ситуация в Ираке после выборов, решать народу этой страны. Есть аспект той темы, которую мы сегодня уже затрагивали, – безопасность в Персидском заливе и более широком регионе. Видим, как сейчас американцы пытаются не только Сирию, но и Ирак сделать ареной борьбы с Ираном и его интересами.

Интересные параллели. На территории Ирака стоят иностранные войска. Когда по просьбе Президента Казахстана К.-Ж.Токаева ОДКБ направила миротворческие силы, в самом начале операции из Вашингтона звучали требования объяснить, почему Нур-Султан пригласил к себе силы этой Организации. Дескать, Россия обязана уйти, как только Казахстан скажет ей «спасибо». Казахстан сказал – Россия и ОДКБ уходят. Когда американцы уйдут из Ирака? Их не только не звали, парламент этой страны принимал решение, что им пора домой. Как говорится, все равны, кроме самого равного. Это к вопросу о том, как наши западные коллеги ведут себя и какие манеры демонстрируют.

Надеемся, что состоявшиеся выборы и дальнейшая политическая стабилизация поможет урегулированию в регионе, и никто из внерегиональных стран не будет ставить Ирак и соседей перед выбором, с кем сотрудничать. Это к вопросу о свободе выбора союзов. Когда Вашингтон говорит не закупать оружие у России, не общаться с Ираном или другой страной, – это прямое посягательство на свободу выбора не только союзов, но и элементарных партнеров.

Вопрос: Прошедший год ознаменовался новыми шагами России в направлении развития консолидации и сотрудничества с глобальным русским миром: в Конституции теперь закреплен новый статус российских соотечественников, создана новая профильная комиссия в Государственной Думе, состоялся VII Всемирный конгресс соотечественников. Как в нынешних непростых условиях МИД России ведет работу по защите прав и интересов российских соотечественников, проживающих за рубежом?

С.В.Лавров: С каждым годом эта работа обретает новые измерения. После внесения поправок в Конституцию, эта задача стала конституционной. Министр иностранных дел является председателем Правительственной комиссии по делам соотечественников за рубежом. Она существует уже больше десяти лет. Проводит полезную работу в плане установления контактов с огромным многонациональным и многоконфессиональным русским миром.

В большинстве стран, где проживают наши соотечественники, созданы страновые и региональные комитеты. Существует Всемирный координационный совет российских соотечественников (ВКСРС), проживающих за рубежом. Мы с ним в постоянном контакте. За 2021 г. было проведено около 1200 различных мероприятий молодежного, спортивного, патриотического и правозащитного направлений.

Создан специальный Фонд поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом. МИД России – его учредитель. Сформировано около 50 центров правовой защиты более чем в 30 странах. Там предоставляют услуги адвокатов тем, кто попадает в неприятную историю. Отстаиваем их права как граждан тех стран, которые они выбрали для проживания. Эта работа будет расширяться. Постоянно ставим вопросы о соотечественниках в ООН, ОБСЕ, Совете Европы, в том числе в контексте защиты их языковых и образовательных прав. В Прибалтике и на Украине эти права грубейшим образом попираются. Тем самым игнорируются конвенции, в которых участвуют соответствующие правительства.

Существует Государственная программа по оказанию содействия добровольному переселению в Россию соотечественников. Она относительно новая в нашей государственной практике. На первых этапах были сложности с её осуществлением, не всё было отлажено. Сейчас ситуация меняется. За первые девять месяцев 2021 г. более 60 тыс. соотечественников переехали на постоянное место жительства в Россию. Это на треть больше, чем в предыдущий период. Делаем всё, чтобы регионы, куда переезжают наши соотечественники, максимально эффективно и внимательно вовлекали их в возвращение к жизни на Родине.

Комиссия партии «Единая Россия» по международному сотрудничеству и поддержке соотечественников за рубежом была создана по предложению Президента России В.В.Путина. Мне поручено её возглавить. Провели первое заседание. Будем работать не только в формате Комиссии правящей партии, ведущей политической силы, но и с участием других фракций. Уже согласовали такое решение. Это будет полезно, т.к. судьбы Русского мира и то, как наши люди живут и работают за границей, как к ним относятся, – это забота всего нашего народа и государства. Одна из ближайших задач – упрощение условий переезда на работу в Россию. Встречаем понимание со стороны других ведомств, разрабатываем соответствующие договоренности.

VII Всемирный конгресс российских соотечественников был успешным. Более 400 делегатов из более чем 100 стран. Было видно, насколько важно такое общение для участников между собой и с представителями российского правительства. К сожалению, в некоторых странах, прежде всего в США, соотечественники подвергаются преследованию, как и граждане Российской Федерации, выезжающие за границу. Совершенно неприемлемые действия американского правительства по отношению к ВКСРС в США вынудили приостановить работу этой структуры. Некоторые из руководителей Совета были вынуждены уехать на Родину, т.к. им прямо грозили уголовным преследованием. В США это стало нормой.

В этих непростых условиях будем рассчитывать на то, что мы сохраним наше сотрудничество и будем его укреплять. Всем соотечественникам хотел бы выразить огромную признательность за участие в работе по сохранению памяти о наших дедах и отцах, об их подвигах, о Великой Отечественной войне. Отрадно, что 9 мая – День Победы отмечался в более чем в ста странах, где прошли мероприятия Бессмертного полка,  «Свеча памяти». Сады памяти высаживались. Это укрепляет нашу связь с историей нашей великой Родины, с историей нашего народа. Когда у соотечественников появляются новые идеи о том, как нам лучше всю эту работу проводить, мы будем признательны за то, чтобы эти идеи нам направлялись. Сделаем все, чтобы их реализовывать.

Вопрос: Хотел бы выразить сердечное спасибо за помощь в вывозе наших соотечественников из Казахстана. За каждым человеком судьба, дети, внуки. То есть, МИД России сделал больше, чем это видно. Огромное сердечное спасибо за это! Вопрос: Как Вы полагаете, уже достигнут максимум в поддержке соотечественников, или мы можем ожидать ещё какие-то приятные сюрпризы в отношении соотечественников, которые живут за рубежом?

С.В.Лавров: Насчет добрых слов в наш адрес в связи с вывозом соотечественников из Казахстана. Мы только занимались организационной работой. Основную материальную часть выполняло Министерство обороны России. Были с ними в тесной координации, как и во многих других случаях, когда требуются такого рода усилия.

Насчет второго вопроса: нет предела совершенству, поэтому подсказывайте нам. У нас есть свое видение. Проводим анализ на основе тех оценок, которые получаем от комитетов соотечественников, на основе тех оценок, которые нам присылают посольства, Российские культурные центры. Всегда будем приветствовать дополнительный вклад тех, ради кого собственно мы это и делам.

Вопрос: В конце прошлого года Вы, говоря о западных партнерах, вспоминали «камасутру». В начале этого года Вы вдруг заговорили об их «импотенции». Что произошло за праздники?

С.В.Лавров: По-моему ничего не изменилось. Насчет импотенции я говорил о Европейском союзе. Мы начинали пресс-конференцию с Европейского союза, и к завершению тоже о нем идет речь. Я говорил о том, насколько Евросоюз договороспособен, насколько он способен выполнять то, о чем с ним договаривались. Приводил примеры. Не так давно Евросоюз решением Генеральной Ассамблеи ООН был наделен полномочиями посредника между Белградом и Приштиной. В 2013 г. был согласован документ о создании Сообщества сербских муниципалитетов Косово. В соответствии с ним сербы на севере Косово наделялись серьезными правами автономии по культурным, гуманитарным, языковым, образовательным делам, но и в отношении особых связей с Сербией. Это похоже на набор тех прав, которые заложены для Донецкой и Луганской республик в минском «Комплексе мер». И в том, и в другом случае Евросоюз приложил руку к согласованию документов. В первом случае как Евросоюз, во втором случае Евросоюз был представлен в «нормандском формате» Германией и Францией. И в том, и в другом случае документы, которые были одобрены, не выполняются одной стороной. В конкретном случае с Косово – Приштиной, а в случае с Минскими договоренностями – киевским режимом.

На все наши увещевания о том, что ЕС должен добиться выполнения того, во что он вложил силы, талант и старания, – ноль реакции. По Минским договоренностям говорят, что Россия должна выполнять то, что ещё тогдашний Высокий представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ф.Могерини заложила в свои «пять принципов»: отношения Евросоюз-Россия нормализуются, когда Россия выполнит Минские договоренности. Здесь тоже можно образно сказать, что это «политическая шизофрения». Потому что Минские договоренности не про Россию, они про Киев, Донецк, Луганск. Киевские деятели регулярно заявляют официально на разных уровнях, что они с республиками разговаривать не будут. Когда мы обращаем на это внимание немцев и французов, нам французы говорят: нет ничего в Минских договоренностях, что заставляло бы Киев разговаривать с этими людьми.

Возвращаясь к средствам массовой информации, когда были закрыты три телеканала в Киеве, мы обратились к нашим французским коллегам. Они сказали, что выступают за свободу слова, но телеканалы закрыты на основе украинского законодательства. Это достаточно показательная штука. Хотим, чтобы ЕС играл самостоятельную роль. Ещё один пример с той же Украиной. Это именно ЕС гарантировал в феврале 2014 г. договоренность между В.Ф.Януковичем и оппозицией. А оппозиция на утро «плюнула» на эту договоренность. Брюссель промолчал, а теперь уже этот переворот кое-кто начинает называть не переворотом, а «демократическим процессом».

Хотим иметь с Европейским союзом  нормальные отношения, мы их не разрушали. Пусть ЕС сам определится, насколько он готов к их воссозданию. За нами дело не встанет, если все это будет делаться на взаимоуважительной основе, на основе поиска баланса интересов, как мы всегда и говорим.

Вопрос: Хотел бы вернуться к теме итогов двусторонних переговоров России и Запада по гарантиям безопасности. Как Вы уже сказали, Россия ждет встречных предложений от западных коллег, ответа «на бумаге». Если в этих предложениях Запада будет, например, содержаться предложения о взаимном сокращении вооружений, развертывания войск, но не будет гарантий о нерасширении НАТО, готова ли Россия рассмотреть такие предложения? Что конкретно будет делать Россия? Замминистр А.В.Грушко говорит о военно-технических мерах, что конкретно он имеет ввиду? Что это такое и когда?

С.В.Лавров: Военно-технические меры – это меры по развертыванию военной техники. Когда принимаем решения о том или ином шаге, который связан с военной техникой, всегда понимаем, что мы имеем в виду, к чему готовимся. Регулярно проводятся учения на нашей территории. Были учения на Западе Российской Федерации, сейчас объявлена внезапная проверка на восточном рубеже нашей страны. Это наши дела, наши решения. Когда у российских границ идет скопление техники, военной силы, американцы десятками тысяч перебрасывают своих военнослужащих, британцы – сотни, тысячи единиц военной техники. Мы должны понимать, что эта техника собирается делать в Прибалтике, в Польше, в других странах, которые напрямую могут решать проблемы на территории Российской Федерации определёнными видами вооружений. Я бы не стал искать какой-то скрытый смысл. Мы всегда только реагируем на угрозы, которые создаются для безопасности Российской Федерации.

Дождемся предложений. Нам их обещали дать в течение плюс-минус недели. Предупредили наших партнеров, прежде всего американских, что это не меню, это пакет. Точно такой же пакет, о котором мы сегодня говорили по вопросам свободы выбора союзов. Нельзя выдернуть этот элемент из одобренной на высшем уровне общей формулы неделимости безопасности и недопустимости укреплять свою безопасность за счет безопасности других. Уже примерно это происходит. Наши коллеги стали предлагать: давайте обсуждать меры доверия, сокращение вооружений, быть транспарентными, про учения друг другу рассказывать и показывать. Во-первых, в то время, когда это было актуально, НАТО проигнорировало наше предложение. Почти три года назад было предложено нашим Генеральным штабом договориться об отводе учений от линии соприкосновения России-НАТО на согласованную дальность. Во-вторых, было предложено также согласовать предельную дальность сближения боевых самолетов и боевых кораблей России и НАТО. Просто проигнорировано. Также была проигнорирована инициатива Президента России В.В.Путина по взаимному мораторию на размещение ракет средней и меньшей дальности наземного базирования при наличии верификации.

Сегодня после встреч в Женеве, по всем этим трем вопросам (и по отводу учений, и по выделению дополнительных мер, избежания непреднамеренных инцидентов, и по ракетам средней и меньшей дальности) они готовы говорить. Получается, когда они нас игнорировали, они не воспринимали нас всерьез. Если они сейчас начинают это делать, дай Бог. Будем только рады. Но они должны понимать, что ключ ко всему этому – гарантии нерасширения НАТО на Восток. Всё остальное будет вписываться в общую договоренность, но договоренность должна быть именно такой. Американцы кивают на НАТО и говорят, что США рады бы с нами пообсуждать то, о чем мы говорим, но у Вашингтона есть союзники. Думаю, что это не вполне честное изложение ситуации. Говорят, что не могут решать без союзников. НАТО нужна Вашингтону, по большому счету, лишь как инструмент самоутверждения в качестве лидера Запада, лишь для того, чтобы держать их всех в русле своей политики и своих замыслов. О том, насколько США учитывают интересы союзников, говорит хотя бы история с AUKUS. Вы знаете, как Франция реагировала на закулисные сделки англосаксов.

История про «Северный поток-2». Германия – это тоже союзник Соединенных Штатов. Как интересы Германии учитываются? С огромным «скрипом». Германии приходится вымаливать, чтобы санкции не ввели.

Договор РСМД американцы разрушили без консультации с союзниками. Это потом союзники стали «подпевать», что Америка была права, что Россия должна была что-то сделать. Договор об открытом небе – никто ни с кем не советовался. Поэтому не вижу каких-то убедительных доводов в пользу того, что США не могут здесь сыграть лидирующую роль.

Вопрос: Как Вы оцениваете итоги и смыслы Союзного государства России и Белоруссии в новой архитектуре международных отношений?

С.В.Лавров: Это пространство еще только формируется. Союзное государство России и Белоруссии находится в ускоренной стадии строительства. В прошлом году был придан колоссальный импульс этому процессу с подписанием и принятием 28 союзных программ, которые сейчас реализуются уже в форме документов прямого действия. Эти рамочные договоренности переводятся в практическую плоскость. Союзное государство будет эволюционировать в сторону всё большей координации действий по внутриэкономическим делам, гармонизации соответствующих таможенных, налоговых и других механизмов. Есть у нас Союзный парламент, который будет все более и более востребован с этими процессами.

С точки зрения нашей обороноспособности, последние события добавляют аргументов (если кому-то они были еще нужны) к тому, чтобы мы эту обороноспособность укрепляли. Здесь есть полное единение и понимание этой задачи.

Можно и нужно упомянуть культурные связи, гармонизацию, выравнивание прав наших граждан. Эта работа сделана на 90 процентов. Её надо распространять на оставшиеся пока еще сферы. Там есть небольшие зазоры. В идеале надо иметь абсолютно идентичные условия для путешествий, для заселения в гостиницы, для получения медицинских услуг и много другого, что важно для людей в повседневном режиме. Условия ведения бизнеса, в соответствии с этими 28 союзными программами будут сближаться и в идеале полностью гармонизироваться.

У нас теснейшая координация, единые позиции в международных делах. Каждые два года принимаются программы согласованных действий. В последний раз мы приняли ее на совместном заседании коллегий. Ежегодно у нас проводятся совместные коллегии, обмен визитами министров. У меня позитивные ожидания от дальнейшего укрепления Союзного Государства, как это решили наши Президенты, и на основе их поручений правительства подписали союзные программы.

Вопрос: В разгар кризиса в Казахстане в экспертной среде были озвучены идеи (на Западе это прозвучало в форме опасений), что Россия и Белоруссия могли бы пригласить Казахстан в Союзное государство. Как Вы относитесь к этим соображениям, тревожащим западных экспертов, стоит ли ожидать расширение этого союза?

С.В.Лавров: У нас нет такой привычки кого-то приглашать. Существует процедура, в соответствии с которой, если кто-то обращается, мы рассматриваем конструктивно. Привычка «зазывать» к себе есть у наших западных коллег. Они сейчас зазывают всех подряд присоединиться к НАТО. Это не наш метод. Мы – вежливые люди.

Вопрос: Когда появилось требование гарантий безопасности? В чём его своевременность? Ведь раньше при Советском Союзе таких требований не выдвигалось.

С.В.Лавров: Так было всегда. Это требование безопасности оформлялось после того, как исчез Советский Союз в 1990-е гг., в политические обязательства, принимавшиеся на высшем уровне. Этими политическими обязательствами наши западные коллеги пользовались не по назначению и не выполняли их.  Когда в 2009 г. мы попросили гарантии безопасности из политического обязательства перевести в статус юридического обязательства и предложили соответствующий документ, нам сказали: это нас не касается, а юридические гарантии безопасности даются только членам НАТО. У нас за эти исторические 30 лет накопилось немало понимания, как надо дальше действовать. На обещаниях, на каких-то политических заклинаниях ничего не получится. Мы, как сказал Президент России, внесли документы и настаиваем на том, чтобы главная наша озабоченность о нерасширении НАТО была юридически обязывающей. В ответ надеюсь получить что-то внятное, помимо тех рассуждений, которые сейчас идут о том, что это Западу не подходит. Посмотрим, что они нам дадут на «бумаге». Потом будем решать, насколько наши западные коллеги вообще были искренни не в 1990-е гг., а вот сейчас в отношениях с Российской Федерацией.

 

https://mid.ru/ru/foreign_policy/news/1794396/?lang=ru

 





ПОСЛЕДНИЕ ВИДЕОМАТЕРИАЛЫ

13.01.2022

Интервью Посла России А.В.Келина телеканалу "Россия 24"

Посол России А.В.Келин дал интервью ведущему телеканала "Россия 24" Стасу Натанзону.


13.01.2022

Пресс-конференция А.В.Грушко по итогам заседания Совета Россия-НАТО, Брюссель, 12 января 2022 года

Пресс-конференция заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации А.В.Грушко по итогам заседания Совета Россия-НАТО, Брюссель, 12 января 2022 года


12.01.2022

Брифинг С.А.Рябкова по итогам российско-американских переговоров по гарантиям безопасности Российской Федерации, Женева, 10 января 2022 года

Брифинг заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации С.А.Рябкова по итогам российско-американских переговоров по гарантиям безопасности Российской Федерации, Женева, 10 января 2022 года


30.12.2021

Новогоднее поздравление Посла России в Великобритании А.В.Келина

Новогоднее поздравление Посла России в Великобритании А.В.Келина


23.12.2021

Ежегодная большая пресс-конференция Президента России В.В.Путина

Ежегодная большая пресс-конференция Президента России В.В.Путина


17.12.2021

Брифинг С.А.Рябкова на тему «Инициативы России по гарантиям безопасности», 17 декабря 2021 г.

Брифинг заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации С.А.Рябкова на тему «Инициативы России по гарантиям безопасности», Москва, 17 декабря 2021 года


14.12.2021

Интервью Посла России в Великобритании А.В.Келина на канале Соловьев Live

Интервью Посла России в Великобритании А.В.Келина ведущим Р.Голованову и С.Михееву на канале Соловьев Live 14 декабря 2021 г.


14.12.2021

Интервью Посла России в Великобритании А.В.Келина телеканалу "Россия 24", программа "5-я студия", 14 декабря 2021 г.

Интервью Посла России в Великобритании А.В.Келина телеканалу "Россия 24", программа "5-я студия"


29.10.2021

Выступление Посла России в Великобритании А.В.Келина
 на Международном круглом столе 
«Сталинград-Ковентри: история побратимства и современность», 29 октября 2021 года

29 октября 2021 года Посол России в Великобритании А.В.Келин выступил
 на Международном круглом столе 
«Сталинград-Ковентри: история побратимства и современность» в Волгограде.


24.10.2021

Посол А.В.Келин: Наши правила - Устав ООН

Устав ООН - это уникальный свод правил, одобренный всеми странами мира, который закрепляет универсальную многосторонность и легитимность всемирной организации и ее центральную координирующую роль в глобальной политике.



все сообщения